Это достопримечательность которая славится скульптурами укротители коней
Перейти к содержимому

Это достопримечательность которая славится скульптурами укротители коней

  • автор:

Скульптурная группа «Укрощение коней» на Аничковом мосту

Скульптурная группа «Укрощение коней» — один из известнейших символов Петербурга.

Tsyganov Sergey, CC BY-SA 4.0

Фото: Wikimedia Commons

В 1833 году император Николай I решил украсить Адмиралтейский бульвар скульптурной группой, изображающей укрощение коней человеком. Выполнение правительственного заказа было поручено барону Петру Карловичу Клодту, который уже прославился созданием великолепной шестерки коней для арки триумфальных Нарвских ворот. Моделями для будущих скульптур послужили два арабских жеребца из императорских конюшен. Две первые группы, изображающие античных укротителей коней, были готовы к отливке в бронзе в 1838 году. Но место на Адмиралтейском бульваре, где их планировалось установить, Клодту не понравилось, и он предложил императору разместить скульптуры на Аничковом мосту, который в то время готовился к перестройке. Предложение было принято. На обновленном Аничковом мосту, который открылся в 1841 году, были установлены две бронзовые скульптурные группы и две их гипсовые копии. Работы Клодта произвели фурор, критики единодушно признали его одним из лучших скульпторов своего времени. Но отлитые в 1842 году дубли скульптур так и не попали на мост – Николай I подарил их королю Фридриху Вильгельму IV, и они до сих пор стоят в Берлине рядом с королевским дворцом. В 1844 г. была изготовлена третья отливка, но эту пару российский император подарил королю обеих Сицилий Фердинанду II в 1846 году. Сейчас они располагаются возле входа в городской сад Неаполя. Четвертой отливки скульптор делать не стал – для Аничкового моста он дополнительно изготовил две новые, совершенно оригинальные композиции. Свой окончательный облик скульптурное оформление моста приобрело в 1850 году. «Укрощение коней» — четыре скульптурные композиции, символизирующие победу человека над стихийной силой природы. На них изображены различные стадии борьбы коня с укротителем – от яростного сопротивления до постепенного подчинения. Персонажи Клодта предельно натуралистичны и одновременно глубоко символичны. В мире пластического искусства клодтовские кони до сих пор остаются непревзойденными, они занимают почетное место в списке мирового культурного наследия.

Gokon: Система знакомств по интересам. 18+

Реклама. ИП Щеглов Дмитрий Сергеевич. ИНН 773365056065.

14 февраля в Петербурге: город для двоих

  • Всё о Дне влюблённых: советы и сценарии
  • Романтический вечер: как провести его идеально?
  • Лучшие места для свидания
  • Что купить в подарок для второй половинки?
  • Романтика — это выгодно! Акции и скидки 14 февраля

Если вы нашли опечатку или ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий её, и нажмите Ctrl + ↵

Аничков мост

Ани́чков мост [1] — один из самых известных мостов Санкт-Петербурга.

Постоянный каменный мост переброшен через Фонтанку по линии Невского проспекта в 1785 году.

Своим названием мост обязан подполковнику-инженеру Михаилу Аничкову, чей батальон во времена Петра Великого дислоцировался за Фонтанкой в так называемой Аничковой слободе [2] .

«Народная этимология», возводящая название к некоей Ане, или Аничке, так же как и ударение на первый слог, неверны [3] [4] .

История

Деревянный мост

До 1712–1714 годов Фонтанка называлась Ериком или Безымянным Ериком. Прокладываемый Невский проспект был одним из важных путей новой столицы, и на пересечении двух путей было необходимо устроить постоянную переправу.

В 1715 году император Пётр I издал указ: «За Большою Невой на Фонтанной реке по першпективе зделать мост». К маю 1716 года [5] работы были закончены и через Фонтанку был построен деревянный балочный многопролётный мост на свайных опорах, перекрывавший как сам проток, так и заболоченную пойму. Мост был достаточно большой длины, так как сама Фонтанка тогда представляла собой внушительную водную преграду и имела ширину около 200 метров. Отдельные исследователи оценивают длину моста в 150 метров [6] . Болотная речка образовывала в своём течении острова и заводи [7] . Несмотря на то что чертежей того моста не сохранилось, известно, что это был один из тех деревянных мостов, которые массово наводились в то время, а потому, скорее всего, его конструкции были обиты досками и разрисованы под каменные русты, чтобы придать сооружению «представительный» вид. Строился мост силами инженерного батальона, которым командовал инженер-подполковник Михаил Аничков. Батальон Аничкова размещался на берегу Фонтанки в старой финской деревне, прозванной с тех пор «Аничковой слободой».

Ещё в петровскую эпоху мост перестроен: в 1721 году переправа была расширена, мост стал восемнадцатипролётным. Среднюю часть сделали подъёмной, поскольку к тому времени Фонтанку уже очистили и углубили, и по ней стали ходить суда.

Мост подвергался капитальному ремонту в 1726 и 1742 годах, а в 1749-м архитектор Семен Волков построил новый деревянный мост, который мало чем отличался от типовых мостов того времени. По одной из версий, переправа была выполнена без разводного пролёта и укреплена для того, чтобы доставить к царю подарок от шаха Ирана — слонов [6] .

По другим сведениям, согласно сохранившемуся чертежу 1750 года «План и фасад Аничкову мосту» работы ван Болеса, мост был построен в виде простой балочной системы с подъёмным пролётом. Подъёмные устройства средней части были выполнены в виде «журавлей» [5] . При реконструкции были сохранены восемнадцать арочных пролётов, обработанных под каменный (гранитный) руст. Ограда моста представляла ряд деревянных балясин, стоящих между тумбами, увенчанными вазами или шарами.

До конца XVIII века Фонтанка была границей города, поэтому мост служил своеобразным пропускным пунктом. У моста находился пропускной пограничный пункт.

Аничков мост в 1830-х годах

Каменный мост образца 1780-х годов

В середине XVIII века город перешагнул свою естественную границу и стал застраиваться на территории бывших пригородов. Этим объясняется широкая деятельность Комиссии о каменном строении Петербурга и Москвы по урегулированию малых рек и каналов, по проектам которой с 1780 по 1789 годы проведены работы по обустройству Фонтанки. Работы проводились специально учреждённой комиссией, которую до 1783 года возглавлял генерал Ф. В. Бауэр [8] . В рамках этих работ были возведены каменные береговые стены со спусками к воде, а также семь каменных однотипных мостов со средними деревянными разводными пролётами и башнями на быках.

Аничков мост перестраивался в мост с башнями в период 1783-1787 годов. Существует мнение, что автором этого проекта стал известный французский мостостроитель Ж.-Р. Перроне [6] , однако документальных подтверждений этому нет. При этом Перроне написал массу трудов по мостостроению, мосты школы Перроне активно строились вплоть до первой четверти XIX века [9] .

С того времени сохранился лишь два таких моста — мост Ломоносова и Старо-Калинкин мост (перестроен, пропорции изменены), по их облику можно судить об архитектуре Аничкова моста того времени. Боковые пролёты моста были одинаковы по величине и перекрыты коробовыми каменными сводами, средний пролёт был выполнен в дереве и раскрывался для пропуска малых судов и барж. Между четырьмя гранитными башенными надстройками, которые покоились на речных опорах, были протянуты тяжёлые цепи, служившие для подъёма полотен разводной части.

Современный мост

К началу 40-х годов XIX века проезжая часть Невского проспекта стала значительно шире полотна Аничкова моста. Кроме того, средняя деревянная часть моста, рассчитанная в своё время на передвижение по ней небольшого числа экипажей и телег, оказалась непригодной. Проект перестройки моста, был составлен инженер-майором И. Ф. Буттацем при участии инженера А. Х. Редера, был утверждён Николаем I в декабре 1840 года Работы проходили под руководством генерал-лейтенанта А. Д. Готмана . В 1841 году старый мост разобрали и возвели новый за семь месяцев. В январе 1842 года состоялось торжественное открытие новой переправы.

Чугунные перила с чередующимися парными изображениями морских коньков и русалок

Нынешний вид мост приобрёл в 1841-42 годах когда мост был перестроен и расширен, башни исчезли. Три пролёта, перекрытых пологими сводами, выложили из кирпича, опоры моста и пролёты облицевали гранитом, появились чугунные перила с чередующимися парными изображениями морских коньков и русалок по рисунку берлинского архитектора Карла Шинкеля [10] . Точно такие же перила уже были к тому времени в Берлине на Дворцовом мосту.

Появились и гранитные пьедесталы для статуй, на которые воздвигли скульптуры «Укротители коней», заказанные скульптору П. К. Клодту для украшения Адмиралтейской набережной. Первоначальный проект включал в себя также установку бронзовых ваз на середине моста (над каждой из опор). От этого пункта проекта отказались, оставив потомкам постаменты на память.

Эксплуатация нового моста выявила серьёзные конструктивные недостатки, которые уже в 1843 году привели к деформациям в сводах. Периодические исследования 1843, 1847, 1855, 1899 годов фиксировали, что разрушительный процесс продолжается. Осмотр 9 октября 1902 года выявил, что состояние моста угрожающе. Причины разрушения моста видят в том, что жёсткая гранитная облицовка недостаточно надёжно связывалась с легкосжимаемой кирпичной кладкой сводов. Из-за отсутствия надёжной изоляции в щели, в местах соприкосновения разнородных материалов, попадала вода, разрушавшая своды под воздействием естественных сил — морозов, ветров и т. п.

На проектирование нового моста ушло почти пять лет, поскольку в процессе решения несложной и чёткой технической задачи были высказаны противоположные взгляды на роль конструкций в образовании архитектурных форм. Так первый проект, выполненный подготовительной комиссией городских железных дорог по поручению Городской думы, предусматривал сохранение внешнего вида моста с заменой каменных сводчатых строений металлическими балками криволинейной формы с навеской металлического настила, выкрашенного «под гранит». Существовал вариант, согласно которому с низу и по бокам планировалось прикрепить подвеску из тонких гранитных плит. Целью этих проектов было построить мост безраспорный системы, но аналогичный по форме существующему. В конце концов проект был утверждён Городской думой, однако его реализации воспротивилась Академия художеств, а в дальнейшем и Строительный комитет Министерства внутренних дел.

Реконструкция Аничкова моста велась в 1906—1908 годах под руководством архитектора П. В. Щусева. Перестройка сводов производилась секциями с оставлением незаполненным шва между ними. В результате реконструкции были быки и устои остались прежние, кирпичные своды переложены по коробовой кривой со стрелой 1:7,74. Кирпичные своды облицованы розовым гранитом. Все конструкции моста заизолированы рольным свинцом. Длина пролётов составила: среднего — 12,5 м, крайних — по 12,6 м. Ширина моста — 37,9 м, из которых проезжая часть занимает 31,9 м.

Статуи покорения коня

Скульптура укротителя коня из Аничкова моста. На заднем фоне — атланты дворца Белосельских-Белозерских

Четвертая скульптура укротителя коня

«Укротители коней» перед королевским дворцом в Неаполе.

Отлитые в бронзе первые две скульптуры «Конь с идущим юношей» и «Юноша, берущий коня под уздцы» появились на западной стороне в 1841. Скульптуры же на восточном берегу повторяли западные, но были временными из гипса, покрашенного под бронзу. Только отлитые им на замену и едва остывшие бронзовые кони прямо с литейного двора Николай I подарил прусскому королю Фридриху Вильгельму IV. Они и сейчас находятся в Берлине. В 1844 восточные гипсовые скульптуры наконец были заменены на бронзовые, но простояли недолго, через два года Николай I подарил их королю обеих Сицилий за гостеприимство, оказанное русской императрице во время путешествия по Италии и в 1846 оказались в Неаполе. В дальнейшем копии клодтовских коней оказались в Петергофе, Стрельне, и московской усадьбе Голицыных — Кузьминках.

Каждый раз они снимались с моста и заменялись гипсовыми копиями. Наконец, в 1851 мост был окончательно «укомплектован». Клодт не стал повторять прежние скульптуры, а создал две новых композиции, в результате статуи стали изображать четыре разных стадии покорения коня. Статуи ещё дважды покидали мост: в 1941 году во время блокады они были сняты и закопаны в саду Аничкова дворца, а в 2000-м они были увезены на реставрацию и к 300-летию города возвращены на прежнее место.

В 1900-х годах (на пьедесталах статуй указан год 1899 (MDCCCXCIX)) в Москве на Беговой аллее около Московского ипподрома, были установлены копии скульптур, выполненные внуком П. К. Клодта скульптором К. А. Клодтом при участии С. М. Волнухина. [11] [12]

Интересно, что статуи коней, которые «смотрят» в сторону Адмиралтейства имеют на своих копытах подковы, в то время, как статуи коней, смотрящих в сторону площади Восстания подков не имеют. Распространенная легенда объясняет это тем, что в XVIII веке на Литейном проспекте располагались литейные мастерские (откуда проспект собственно и получил свое название) и кузницы. Поэтому, подкованные лошади «идут» от кузниц, к началу проспекта, а неподкованные лошади наоборот располагаются лицом в направлении Литейного проспекта.

Эксплуатация моста

След от немецкого артиллерийского снаряда

Во время блокады Ленинграда мост значительно пострадал от артналётов. Повреждения получили гранитные парапеты и секции перил. Переправа стала памятником блокады: на граните постамента коней Клодта специально не стали реставрировать след от осколков немецкого артиллерийского снаряда.

Конструкция моста не была нарушена войной, и мост продолжал исправно функционировать без капитального ремонта. Во второй половине XX века года было проведено несколько текущих ремонтов моста. Мост продолжал разрушаться от времени и от статических нагрузок.

В середине 90-х годов была проведена капитальная реконструкция чугунных ограждений моста. Они были скопированы и заново отлиты на предприятии Федерального Ядерного Центра в городе Снежинске Челябинской области. Об этом малоизвестном факте свидетельствует эмблема города Снежинск, которую можно найти на литье перил.

Современная реставрация

Общий вид моста поздней осенью 2007 года

В 2007—2008 годах была проведена реконструкция пролётной части моста. [13] В первую очередь были устранены [14] трещины в асфальтобетонном покрытии над устоями и промежуточными опорами, трещины вдоль водоотводных лотков, а также выполнен ремонт гидроизоляции. Победителем тендера стала фирма «Пилон», в течение последних десяти лет занимающаяся благоустройством и ремонтом набережных Фонтанки. Генеральным проектировщиком выступило НПО «Ранд».

В цели реконструкции также входила замена наиболее опасных фрагментов арочной кирпичной кладки на глубину 30 см (12 метров с верховой части моста и 9 — с низовой) и перекладка 20-и рядов свода в зоне его опирания на гранитные устои, а также обновление некоторых каменных блоков, треснувших от нагрузки и морозов. [15]

Достопримечательности

  • В районе Аничкова моста находятся Аничков дворец, дворец Белосельских-Белозерских, Фонтанный дом.

Аничков мост. «Укротители коней» и история их странствий

Журнал «ПАРТНЕР»

Аничков мост через Фонтанку – один из самых торжественных и нарядных в Санкт-Петербурге. Величественны его гранитные устои, великолепна решетка, незабываемы скульптурные группы юношей, укрощающих коней – произведения скульптора П.К. Клодта.

И хотя мост связывает части всем известного Невского проспекта – главной магистрали города, сведения о его возведении, перестройках, убранстве и даже происхождении названия достаточно разноречивы. До сих пор неясно, почему назван мост Аничковым: из-за примыкавшей к нему Аничковой слободы или по фамилии военного инженера М.О. Аничкова, строителя первого в этом месте деревянного моста. Долгое время авторство литой чугунной решетки приписывали российскому архитектору и художнику-миниатюристу Александру Брюллову, брату знаменитого Карла Брюллова. Однако ныне доказано, что автором решетки являлся выдающийся немецкий архитектор Карл Фридрих Шинкель, создатель трехарочного Дворцового моста — Schloßbrücke на рукаве реки Шпрее в центре Берлина. Аничков мост в Санкт-Петербурге обнаруживает явное сходство с берлинским собратом. Кстати, и решетка Schloßbrücke своими изобразительными мотивами (чередующиеся прямоугольники –меандры с морскими коньками и русалками) чрезвычайно напоминает петербургскую. Будете в Берлине, обратите на это внимание. Кроме того, факты, а в данном случае даты, не оставляют места спорам. Аничков мост в Петербурге был выстроен и торжественно открыт в 1841 году, а Дворцовый мост в Берлине – на 17 лет раньше, в 1824 году. Кстати, в Берлине есть и подлинные клодтовские творения! Но об этом несколько позднее. Вернемся в Санкт-Петербург на наш любимый мост и обратимся к истории.

Известно, что в 1841 году на западных устоях Аничкова моста были установлены две первые скульптурные группы, вылепленные и собственноручно отлитые скульптором Петром Клодтом.

Первая группа (1838 г.) изображала уверенно шагающего юношу, ведущего коня под уздцы, вторая (1841 г.) – водничего, удерживающего рвущегося ему навстречу коня. По замыслу Клодта, на восточной стороне моста должны были находиться повторения обеих групп. Однако к торжественному открытию 20 ноября 1841 года изваяния еще не успели отлить в бронзе и на мосту временно установили тонированные под бронзу гипсовые копии. Когда же в 1842 году отливка вторых экземпляров укротителей была завершена, российский император Николай I решил отправить их в дар своему деверю прусскому королю Фридриху Вильгельму IV (Александра Федоровна, родная сестра Фридриха Вильгельма IV, была супругой Николая I ), которому во время визита в Петербург очень понравились клодтовские работы. Новые статуи из Кронштадта кораблем доставили в Штеттин и затем перевезли в Берлин, а на Аничковом мосту продолжали стоять их гипсовые копии. По приказу царя скульптор поехал в Берлин, чтобы лично руководить установкой «укротителей» у ворот Берлинского городского королевского дворца — Stadtschloss перед фасадом, обращенным к увеселительному саду — Lustgartenseite и нынешней Unter den Linden.

В Берлине царский подарок вызвал всеобщий восторг, а Клодту были оказаны самые высокие почести: Фридрих Вильгельм IV, меценат, знаток искусств, которого современники величали «романтиком на троне», удостоил скульптора аудиенции, где последнему преподнесли ценные дары: пакет с огромной по тем временам суммой – двумя тысячами золотых талеров и осыпанную бриллиантами табакерку. Придворные приглашали Клодта на обеды, вывозили на прогулки в окрестности; берлинские художники устраивали в его честь приемы. В 1845 году прусский король решил отблагодарить своего венценосного родственника за ценный подарок и прислал в Санкт-Петербург изваяния – аллегории славы, которые установили на колоннах в начале Конногвардейского бульвара.

Вернувшись в Россию, Петр Клодт снова принялся за литейные работы — гипсовые копии «укротителей» сильно обветшали. В 1844 году отливка была успешно завершена, но и на сей раз статуи не задержались на Аничковом мосту. В декабре 1846 г. государь Николай I в знак благодарности за пышный прием, оказанный в Италии Александре Федоровне, распорядился снять клодтовских коней с петербургского моста и отправить в подарок сицилианскому королю Фердинанду II Бурбону в Неаполь, где статуи были установлены у входа в Королевский сад. На осиротевшем Аничковом мосту вновь воцарились их гипсовые копии. По свидетельству современника и биографа Клодта В.П.Толбина, неаполитанцы отнесли бронзовых коней к числу величайших культурных ценностей, находившихся в то время в Неаполе, а сам Петр Карлович обрел европейскую известность и признание. Свидетельством тому стало избрание его почетным членом художественных академий Берлина, Рима и Парижа.

В 1849 – 1850 годах гипсовые копии с Аничкова моста, наконец, уступили место бронзовым статуям, отлитым, как и предыдущие, скульптором собственноручно, однако уже по новым моделям. Видимо, художнику надоели повторы. В результате образовалась композиция из четырех различных скульптурных групп, выполненных в модной по тем временам классической манере. Темой композиции стало укрощение коня человеком, возможно, с более глубоким античным философским подтекстом. Шли годы, и кони на Аничковом стали одним из привычных символов города.

Однако наступил момент, когда «укротителям» начала угрожать реальная опасность. В 1941 году, когда фронт приблизился к Ленинграду, клодтовские изваяния, к счастью, решили снять с пьедесталов и закопать в саду Дворца пионеров, бывшего Аничкова дворца. К счастью, ибо в ноябре 1942 года на мосту разорвалась крупная фугасная бомба, снесшая части мощной чугунной решетки и тумбы, державшие перила. От осколков пострадали и опустевшие гранитные пьедесталы «укротителей». Еще до окончания войны решетку отремонтировали, а утерянные части отлили заново. В период белых ночей, в ночь с 30 апреля на 1 мая, в преддверии победы, клодтовские скульптуры были, наконец, выкопаны, очищены и водружены на прежние места. Ленинградцы встретили это событие с ликованием: возвращение коней знаменовало возвращение к мирной жизни.

Перед празднованием 300-летия основания Санкт-Петербурга на средства российского «БАЛТОНЕКСИМ БАНКА» была проведена длившаяся около года реставрация статуй на Аничковом мосту, и в конце мая 2001 года помолодевшие клодтовские шедевры вернулись на свои постаменты.

Прочтя в Интернете сообщение об этом событии, мы вспомнили о царских подарках — «близнецах» «водничих» с питерского моста. Где они теперь и что с ними? О неаполитанских «лошадках» с Аничкова удалось узнать быстро: в 2002 году их реставрировали и водрузили на постаменты перед бывшим конюшенным двором Королевского дворца в Неаполе. Событие это сопровождалось торжественной церемонией при участии именитых гостей.

С выяснением судьбы берлинского подарка Николая I оказалось сложнее. Мы предприняли интенсивный поиск в русском и немецком Интернете, а также в обширной немецкой литературе о Берлинском городском королевском дворце, но либо не находили никаких указаний на нынешнее местонахождение клодтовских коней в Берлине, либо встречали ошибочные. Так, на одной из петербургских интернет-страниц, рассказывавших об Аничковом мосте, мы прочли: «Интересно, что недалеко от моста в Берлине, у главных ворот королевского дворца, установлены два клодтовских «укротителя», подаренные прусскому королю Россией». Это действительно было бы интересно, если бы ворота, как и сам огромный дворец с барочными фасадами, продолжали стоять на площади у начала знаменитого «Бульвара под липами» — Unter den Linden. Но, к сожалению, пострадавшее, но не уничтоженное войной, здание дворца было взорвано в 1950 году по приказу Вальтера Ульбрихта как символ «прогнившей прусской империи и . нацизма». (Что имело общего с ними несчастное сооружение?!)

Побывав в Берлине, в том числе и на Дворцовом мосту, нам «посчастливилось» увидеть так называемый Дворец Республики – невыразительное «асбестовое» сооружение времен ГДР, где раньше заседали правительственные функционеры, получившее прозвище «ламповый магазин Эриха (Хоннекера)». Выстроенное на месте великолепного королевского дворца, оно никак не вписывалось в архитектурную среду старого Берлина. Но ни перед Дворцом республики, ни рядом с ним не было и следа от прославленных «укротителей». Мы опрашивали знакомых берлинцев и осведомленных о местных достопримечательностях экскурсоводов – всё безрезультатно. И вдруг – первая ласточка! На одной из страниц Интернета, посвященных 300-летию Санкт-Петербурга, под кратким, на полстраницы, описанием истории строительства и внешнего вида Аничкова моста мы обнаружили фотографию с изображением знакомой скульптурной группы. Однако фон скульптуры не был питерским, за это можно было ручаться: им служили зеленые насаждения и какое-то массивное, по всей вероятности, административное здание. Хотя в целом внешний вид скульптурной группы не производил впечатления заброшенности и ветхости, постамент ее обезображивали современные каракули, сделанными аэрографом. Эта деталь и вслед за ней современная фотопечать указывали на то, что фотография совсем недавняя! Комментарии к ней отсутствовали, но авторы страницы выражали благодарность фотографу Д. Леденцову за присланный снимок. Наши опасения по поводу того, пережили ли клодтовские кони войну, рассеялись. На фото запечатлен «близнец» с Аничкова моста, тот самый царский подарок, и находится он где-то в Берлине! Но где именно. Теперь оставалось это выяснить. Однако Берлин велик, а мы находимся в Дюссельдорфе, на почтительном расстоянии. Наверняка в Берлине есть люди, для которых наше «открытие» вовсе открытием не является, но мы ощущали себя настоящими следопытами, охотящимися за тщательно скрытым сокровищем. Тот, кто когда-либо занимался подобными вещами, поймет наш азарт.

Так как в литературе не удалось навести никаких справок о местонахождении скульптур, возникла идея обратиться в общество по восстановлению берлинского дворца (Förderverein Berliner Schloss). Там, безусловно, должны знать что-либо о судьбе клодтовских лошадок, украшавших когда-то дворцовые ворота. Отправив свой запрос электронной почтой, мы решили запастись терпением. Дело в том, что как раз в это время в правительстве шли дебаты по поводу сноса Дворца Республики и воссоздании Берлинского дворца как старинной архитектурной доминанты столицы и, таким образом, о придании законченности ансамблю исторического центра Берлина. Активнейшим участником обсуждения являлся глава, организатор и идейный вдохновитель общества, настоящий подвижник своего дела, Вильгельм фон Боддиен (Wilhelm von Boddien).

К нашему удивлению и радости ждать пришлось недолго: дней через десять мы получили ответ, подписанный самим господином Вильгельмом фон Боддиеном, где указывалось, что «укротители коней» не пострадали в войну и незадолго до ее окончания были демонтированы с постаментов у дворца. Ныне они находятся в Кляйст-парке (Kleist-park) возле Потсдамской улицы (Potsdamer Strasse) в Западном Берлине перед бывшим зданием Контрольного совета четырех союзнических держав. Состояние скульптур очень хорошее, и после реконструкции дворца они займут свое первоначальное место.

Уважаемые бывшие и нынешние петербуржцы! Приехав в Берлин, посетите, по возможности, Кляйст-парк, являющийся частью бывшего Ботанического сада, и поклонитесь памятникам нашей истории и культуры!

В 1911 году парк обрел имя выдающегося немецкого писателя и драматурга Генриха фон Кляйста (1777 – 1811) в день 100-летней годовщины со дня его смерти. В здании, служившем фоном к фотографии Дмитрия Леденцова, построенном в 1909 – 1913 гг., первоначально заседала прусская Судебная палата. В годы нацизма здесь проходили показательные процессы над борцами сопротивления. После 1945 года в нем располагался Контрольный совет четырех союзнических держав и было подписано соглашение о Берлине (1971 г.), упростившее процедуру въезда жителей Западного Берлина в Восточный, а также гражданского транзитного проезда из ФРГ в Западный Берлин (для этого требовалось пересечь часть территории ГДР). С 1992 года здесь проходят заседания Берлинского Конституционного суда.

Выражаем сердечную благодарность обществу „Förderverein Berliner Schloss“ и лично господину Вильгельму фон Боддиену за предоставленные сведения о клодтовских «укротителях» и желаем скорейшего осуществления намеченных планов.

Большое спасибо также Петру Соболеву: первое – за размещение на своем сайте в Интернете (см. www.enlight.spb.ru) фотографии Д. Леденцова, исчезнувшей со страницы официального петербургского сайта; второе – за удовольствие, доставленное огромным количеством его собственных великолепных(!) снимков Санкт-Петербурга. Настоятельно рекомендуем заглянуть!

И, конечно, наш поклон фотографу Дмитрию Леденцову (если Вы откликнитесь, будем рады знакомству), а также авторам французского сайта www.berlin-en-lignе.com, недавно поместившим фотографии бывшего Контрольного совета в Кляйст-парке и скульптурную группу Клодта в другом ракурсе (к сожалению, фамилии фотографов неизвестны).

Елена Лопушанская (Дюссельдорф)

Это достопримечательность которая славится скульптурами укротители коней

УКРОЩЕНИЕ НЕПОКОРНЫХ

(к истории создания скульптурных групп П.К.Клодта «Укрощение коней»)

Во время прогулок по центральной части московского Кузьминского парка вольно или невольно внимание его посетителей привлекают величественные как по своей монументальности, так и по великолепному художественному исполнению скульптурные группы коней с вожатыми у Конного двора перед Музыкальным павильоном, украшающим северную часть этого архитектурного памятника. Группы эти — творение скульптора Петра Карловича Клодта, хорошо знакомого нам по его выдающимся творениям, наиболее известные из которых украшают Большой театр в Москве (квадрига с Аполлоном на фронтоне театра) и Аничков мост в Санкт-Петербурге. История создания скульптурных групп Клодта «Укрощение коней», которые были установлены в середине XIX века здесь в Кузьминках и на Аничковом мосту, не лишена интереса. Здесь переплелись искусство, политика, исторические события, человеческие отношения. Рассказывать сколько-нибудь подробно о Кузьминках — бывшем имении князей Голицыных (до женитьбы Михаила Михайловича Голицына на Анне Александровне Строгановой эта усадьба принадлежала баронам Строгановым) в этой статье нет смысла — ведь сама по себе история Кузьминок весьма богата событиями, здесь много выдающихся архитектурных памятников. Эта история прекрасно изложена во многих специальных публикациях, в том числе в книгах Н.В.Рутман «Прогулка в Кузьминках и Люблино» (М., 2002) и М.Коробко «Кузьминки-Люблино», выдержки из которых есть в Интернете. Я упомяну здесь коротко лишь о некоторых событиях, связанных с историей появления скульптур П.К.Клодта в Кузьминском парке. Конный двор, у которого установлены эти скульптуры, был построен на берегу Верхнего пруда еще во времена Строгановых. Но тогда он имел несколько иной вид, чем сейчас. В частности, формой он напоминал букву «П», основания ножек которой в виде двух флигелей располагались у берега пруда, а фасад с зимним манежем — с противоположной стороны, в перекладине буквы «П». Таким образом, внутренняя часть двора с летним выездным манежем хорошо просматривалась со стороны дворцовой части усадьбы, расположенной на другом берегу пруда. В 1819 году Конный двор голицынского имения был реконструирован по проекту Доменико Жилярди и А.А.Григорьева, которые соединили флигели декоративной кирпичной стеной с расположенным в центре ее Музыкальным павильоном. Именно тогда Конный двор стал практически таким, каким мы видим его теперь (за исключением скульптуры Аполлона с музами, которая в то время была установлена в нише над колоннадой павильона по замыслу авторов реконструкции, и некоторых других деталей). От павильона спускается вниз широкая лестница, по сторонам которой в то время стояли гипсовые кентавры. Только в середине XIX века вместо них установили чугунные скульптурные группы, которые были отлиты на уральских чугунолитейных заводах Голицыных по моделям, созданным П.К.Клодтом для Аничкова моста в Санкт-Петербурге. Лишь своим «чугунным » происхождением кони в Кузьминках отличаются от знаменитых петербургских бронзовых прототипов. Кстати, чугунное литье было широко использовано для декорации всей Кузьминской усадьбы. Прежде всего, наверное, нужно сказать о монументальных въездных воротах на ее территорию, на отливку которых пошло около 300 тонн чугуна. От них осталось лишь название улицы Чугунные ворота, берущей свое название от того места, где ранее находилась арка ворот. Чугунные ворота в Кузьминках — копия ворот, которые были отлиты в 1826 году на заводах Голицыных по проекту К.Росси, созданному для ворот царского дворца в Павловске, под Санкт-Петербургом. Ворота голицынской усадьбы отлиты были в 1832 году, и от Павловских ворот их отличал лишь венчавший их герб — в Павловске это герб Российской империи, в Кузьминках — герб рода Голицыных. Посмотреть фотографию Чугунных ворот и копию гравюры с рисунка австрийского художника Ж.Н.Рауха с изображением ворот можно в фотоочерке «Прогулка по Кузьминскому парку». До настоящего времени в Кузьминках сохранились другие чугунные декоративные украшения — изваяния львов на ограде господского двора, красивейшие грифоны у въезда во двор, ограждения в виде чугунных опорных столбиков, соединенных массивными цепями (ранее столбики с цепями располагались по обе стороны вдоль 800-метровой Липовой аллеи, которая шла от Чугунных ворот к княжескому дворцу). Заканчивая эту часть рассказа, помещаю здесь несколько фотографий Конного двора, Музыкального павильона и скульптурных групп «Укрощение коней», снятых в 2007 году (фото конных скульптур даны в нескольких ракурсах)

 [Александр Шурыгин]

 [Александр Шурыгин]

 [Александр Шурыгин]

 [Александр Шурыгин]

Ну, а теперь можно перейти непосредственно к истории создания П.К.Клодтом сульптурных групп «Укрощение коней».

Петр Карлович Клодт (1805-1867) родился в Санкт-Петербурге. Его отец, урожденный Карл Густав Клодт, наследник старинного баронского рода фон Юргенсбургов, в XVIII веке перебрался на жительство в Россию и основал русскую ветвь этой династии. Почти всю свою жизнь в годы царствования Екатерины II, Павла I и Александра I он отдал русской армии, участвовал во многих боевых походах и битвах, в том числе в сражении при Бородино (его портрет — в галерее видных участников войны 1812 года в Эрмитаже). Он дослужился до звания генерала, был награжден орденами Святого Владимира и Святой Анны, золотой шпагой «За храбрость». Один из его сыновей, Петр, поначалу тоже пошел по стопам отца — учился в Михайловском артиллерийском училище, окончил его и получил звание прапорщика. Но вскоре по болезни он был отчислен с военной службы. Современники отмечали, что еще в детстве и в годы учения Петр увлекался рисованием и резьбой по дереву, причем страстью его были фигурки коней, любовь к изображению которых привил ему отец. После отставки Петр Клодт уже серьезно увлекся рисованием, резьбой и лепкой. По-прежнему, основной объект его работ — фигурки лошадей, стати которых он изучал с особой тщательностью. Одна из таких фигурок, вырезанная из дерева, попала к Николаю I, заинтересовала его, и молодой резчик был приглашен на аудиенцию к императору. Следствием этой аудиенции явилась рекомендация Академии художеств зачислить молодого человека в число слушателей академии с выплатой ему пособия в годы учебы от Общества поощрения художников. Первая серьезная работа Клодта, давшая ему признание и известность — шестерка коней для колесницы Победы на Нарвских триумфальных воротах в Санкт-Петербурге. Модель колесницы была уже вылеплена В.Демут-Малиновским, а фигуры коней были подготовлены С.С.Пименовым, но царю кони не понравились, он предложил выполнить работу двум профессиональным и уже известным скульпторам, С.И.Гальбергу и Б.И.Орловскому, но те от этой работы отказались. И тогда выбор пал на практически никому не известного П.К.Клодта, и Клодт сумел удивить всех — он, никогда не работавший с глиной и гипсом, и с фигурами столь крупных размеров, создал модели четырех коней, понравившиеся членам Комиссии. Они были отлиты на петербургском Литейном дворе и установлены на аттике Нарвских ворот. И сразу же стало ясно, что четверки коней оказалось мало, она не вполне соответствовала великолепию сооружения. Клодту было предложено заменить четверку шестеркой — и вскоре, в 1834 году, работа была выполнена, а Нарвские ворота торжественно открыты. В итоге — в 1838 году П.К.Клодт получил звание академика и назначен профессором скульптуры Академии художеств. Вскоре Клодт получил заказ на скульптуры коней, которыми предполагалось украсить Адмиралтейский бульвар между Адмиралтейством и Зимним дворцом, у выхода на Дворцовую площадь. Проекты скульптур и место их размещения уже были одобрены царем. Однако, Клодту идея выбора места для скульптур не понравилась, и после неоднократных размышлений и прогулок по Петербургу он пришел к выводу, что лучшее место для них — Аничков мост на Невском. Его предложение было принято Николаем I. По-видимому, этому способствовало то, что к тому времени уже было принято решение о расширении и реконструкции моста. К концу 30-х годов модели двух скульптурных групп были готовы, но к этому времени умер лучший мастер Литейного двора Василий Петрович Екимов, и П.К.Клодту предложили возглавить Литейный двор и самому отливать бронзовые скульптуры по подготовленным им моделям (еще во время учебы в Академии художеств и вскоре после ее окончания Петр Карлович обучался литейному искусству у Екимова, преуспел в этом деле и постоянно совершенствовался в нем). Итак, П.К.Клодт сам руководил отливкой первых двух своих бронзовых скульптур из серии «Укрощение коней». Из-за ограниченности времени к моменту открытия отреставрированного Аничкова моста вторая, аналогичная пара коней была выполнена из гипса и тонирована под бронзу. Бронзовые группы были установлены на западных устоях моста, на Адмиралтейском берегу Фонтанки (там, где они стоят и теперь), гипсовые — на восточных, т.е. на том берегу реки, от которого Невский продолжается к Московскому вокзалу. Торжественное открытие моста со скульптурами Клодта состоялось 20 ноября 1841 года при большом стечении восхищенной публики. На первой из этих работ конь встал на дыбы, он возбужден, ноздри его раздуты, он пытается вырваться, но юноша-водничий взнуздал его и укрыл попоной. На второй — конь еще остается возбужденным, но подчинился человеку, юноша ведет его рядом с собой — взнузданного, подкованного и укрытого попоной. Уже в 1842 году были отлиты еще две бронзовые копии этих скульптур для установки на восточной части моста. Однако, на мост они не попали — Николай I распорядился подарить их прусскому королю Фридриху Вильгельму IV, которому скульптуры очень понравились (супруга Николая, Александра Федоровна — родная сестра Фридриха Вильгельма IV). Петр Карлович был послан в Берлин вместе со своими творениями. Скульптуры были установлены у ворот королевского дворца.Вот старинная гравюра XIX века, на которой изображена терраса дворца в Берлине с установленными творениями Клодта

 []

В ответ на этот подарок П.К.Клодт был пожалован званием кавалера прусского ордена Красного Орла III степени, был удостоен аудиенции у короля, который одарил его двумя тысячами золотых талеров и табакеркой с бриллиантами. Ну а своему коллеге Николаю I в 1845 году Фридрих в знак признательности за этот подарок передал аллегории славы, которые были установлены на колоннах в начале Конногвардейского бульвара. Возвратившись в Россию, Клодт продолжает работать над отливкой копий первых созданных им скульптурных групп, и заканчивает эту работу в 1844 году. Бронзовые копии были установлены на восточных устоях моста, но простояли они там недолго — Николай I решил сделать подарок королю Обеих Сицилий Фердинанду II Бурбону. Скульптуры были отправлены в Неаполь и установлены там у входа в дворцовый сад. Их место на Аничковом вновь заменили гипсовые копии. И вновь Клодт работает над скульптурами. Но теперь он решил изменить замысел, и для восточной части моста изваял две новые группы, символизирующие первые этапы укрощения необъезженного коня человеком. Первая из них — это начало борьбы: конь поднялся на дыбы, пытается освободиться, а юноша, упав на колено, старается удержать его. На второй — кульминация борьбы, конь почти вырвался на волю, голова его победно запрокинута, юноша повержен на землю, но все же он из последних сил удерживает узду. Эти новые скульптурные группы были отлиты и установлены на восточном берегу Фонтанки только в 1850 году. Вот так и был завершен скульптурный ансамбль из четырех групп коней с вожатыми, известных как «Укрощение коней». Украшают они Аничков мост и сейчас, в наши дни. Вот рисунок Аничкова моста со скульптурами на фоне дворца Белосельских-Белозерских (середина XIX века), а также современные фотографии скульптур

 []

 [Александр Шурыгин]

Вы, несомненно, обратили внимание на внешнюю идентичность двух бронзовых скульптурных групп, установленных на Аничковом мосту, и чугунных скульптур Кузьминского парка в Москве. Есть в одной из этих групп и некоторые незначительные отличия во второстепенных деталях (например, попона из шкуры тигра на петербургской копии). Эти отличия связаны, скорее всего, с необходимостью изготовления новых моделей для очередных отливок скульптур. Свидетельствуют они и о неустанной творческой мысли Петра Карловича при изготовлении моделей и проведении повторных отливок. *** Несколько позднее копии скульптур Клодта «Укрощение коней» были установлены в Петергофе, а также в Стрельне (под Санкт-Петербургом) у дворца графа Алексея Федоровича Орлова. Во время Великой Отечественной войны дворцы были в значительной мере разрушены, а скульптурные группы Клодта похищены. На очередной иллюстрации показан старый вид дворца Бельведер в Петергофе с копиями скульптур Клодта

 []

*** Ну, а теперь кратко о судьбе работ Клодта, подаренных в свое время Фридриху Вильгельму IV и Фердинанду II Бурбону. Неаполитанские кони в 2002 году были реставрированы и в торжественных условиях установлены перед бывшим Конным двором бывшего королевского дворца в Неаполе. Мне удалось найти в Интернете фото одной из этих неаполитанских скульптур.

 []

Удача с поиском как первой, так и второй неаполитанской скульптурной группы, пришла позднее и совершенно неожиданно. Мне повезло — в Интернете я познакомился с интересными фотоработами Дмитрия Махаева. Среди тех из них, которые были сняты в Неаполе, оказались и снимки клодтовских коней. Прочитав эту статью, Дмитрий любезно предоставил для публикации фотокопии этих снимков, и теперь мы можем не только полюбоваться каждым из них, но и в деталях рассмотреть дарственные надписи Николая I, высеченные на скульптурных пьедесталах (фотографии двух скульптурных групп сделаны в разных ракурсах).

 []

 []

 []

О берлинских копиях я узнал из публикации Елены Лопушанской «Аничков мост. «Укротители коней» и история их странствий». В частности, Е.Лопушанская в этой публикации, подготовленной в Дюссельдорфе, пишет: «Укротители коней не пострадали в войнe и незадолго до ее окончания были демонтированы с постаментов у дворца. Ныне они находятся в Кляйст-парке (Kleist-park) возле Потсдамской улицы (Potsdamer Strasse) в Западном Берлине перед бывшим зданием Контрольного совета четырех союзнических держав. Состояние скульптур очень хорошее, и после реконструкции дворца они займут свое первоначальное место». ***

 []

В своём комментарии к этой статье читатель Анастасия Ягодина напомнила, что две копии скульптур Клодта, отлитые его внуком, украшали Беговую аллею в Москве, по которой подъезжали к московскому ипподрому. И сейчас «украшают», хотя от аллеи почти ничего не осталось, а рядом проходит третье московское транспортное кольцо. В этом комментарии Анастасия привела также ссылку, по которой удалось разыскать в Интернете старую, сделанную в 1909 году, фотографию начала Беговой аллеи со скульптурами Клодта.

Действительно, в 1899-1900г.г. К.А.Клодт, внук П.К.Клодта, совместно со скульптором С.М.Волнухиным (автором московского памятника первопечатнику Ивану Фёдорову) установил здесь две скульптуры, отлитые по эскизам П.К.Клодта. На приведённой фотографии можно увидеть, что это копии тех же двух конных скульптур, которые установлены у Конного двора в Кузьминском парке.

Имя Петра Карловича Клодта хорошо известно нашим современникам не только по скульптурам «Укрощение коней» и упомянутой ранее квадриге с Аполлоном на здании Большого театра в Москве. П.К.Клодт участвовал в украшении интерьеров Исаакиевского собора (горельеф «Христос во Славе»). Он автор памятника И.А.Крылову в Летнем саду в Санкт-Петербурге, статуи Владимира Святого в Киеве. Последняя из его великих работ — памятник его покровителю, императору Николаю I Санкт-Петербурге. Но история этих и других работ П.К.Клодта — тема самостоятельных рассказов. *** Скончался П.К.Клодт 8(20) ноября 1867 года в своем имении на мызе Халала в Финляндии. Смерть настигла его, когда он занимался любимым делом — вырезал фигурки животных. Похороны состоялись в Санкт-Петербурге на Смоленском лютеранском кладбище. В 1936 году останки скульптора в знак признания и почитания потомками были перезахоронены в Некрополе мастеров искусств на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. Тогда же было установлено новое надгробие над могилой великого скульптора.

 []

Примечание: См. также фотоочерк «Прогулки по Кузьминскому парку с фотокамерой» в этом разделе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *