Кто имеет влияние на гренландию
Перейти к содержимому

Кто имеет влияние на гренландию

  • автор:

ГРЕНЛАНДИЯ И ДАНИЯ: АРКТИЧЕСКИЙ СЕЦЕССИОНИЗМ В СИЛОВОМ ПОЛЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Криворотов Андрей Константинович

Гренландия, крупнейший в мире остров, населенный преимущественно инуитами, до 1953 г. была датской колонией, а затем — частью королевства, пользуясь все более широкой автономией. Около 2/3 ее жителей выступают за полное отделение, которому препятствует, прежде всего, зависимость от датских бюджетных трансфертов. Начиная с 2005 г. правительство и компании КНР поддерживают с Гренландией тесный диалог, рассматривая ее как точку проникновения в Арктику и богатый источник природных ресурсов (включая редкоземельные элементы ), хотя крупных инвестиций пока не вложили. США в последнее время стремятся пресечь это сотрудничество и поставить Гренландию под свой более прямой контроль по соображениям военной, внешней и ресурсной политики. Наибольшую известность получила инициатива президента США Трампа о покупке острова в 2019 г. Дания , несмотря на тесные союзнические отношения с США, обеспокоена как американским, так и китайским проникновением на остров и пытается стать для Гренландии более привлекательным патроном, чтобы избежать ее отделения. Сами же власти Гренландии подтверждают намерение бороться за полную независимость от Дании . В статье предложены три сценария среднесрочного развития событий, при которых Гренландия остается в слабеющей унии с Данией , попадает в зависимость от США или обретает полную государственность, становясь предметом конкуренции крупных держав. Независимо от исхода, России необходимо внимательно отслеживать ход событий и играть в Арктике активную роль, не втягиваясь в соперничество США и КНР.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Криворотов Андрей Константинович

Стратегические интересы Дании в Арктике. Гренландия — главный фактор сохранения Арктического статуса. Проблемы и перспективы

Арктическая активизация Китая: взгляд из Скандинавии
North Atlantic in china-u. S. relations
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ГРЕНЛАНДИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

КИТАЙСКИЙ ВЕКТОР В СКАНДИНАВИИ КАК НОВАЯ ФОРМА АЛЬТЕРНАТИВЫ ПАРТНЕРСТВА РФ И КНР В АРКТИКЕ В 2010-2020-Х ГГ

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GREENLAND AND DENMARK: ARCTIC SECESSIONISM IN A GLOBAL POWERPLAY

Greenland, the biggest island in the world inhabited predominantly by Inuits, was a Danish colony before 1953 and has since then been a part of the Danish realm with a gradually increasing autonomy. Some 2/3 of its population favor a complete secession, but the heavy dependence upon Danish budget subsidies is the main challenge. The Chinese government and companies have since 2005 maintained a close dialogue with Greenland as an entry point to the Arctic and a rich base of natural resources (including rare earth elements), though there has not been major investments yet. The U.S. have lately tried to halt this cooperation for the reasons of foreign, security and resource policy, and to put Greenland under a tighter American control. President Trump’s purchase offer in 2019 was the most publicized initiative. Denmark, despite its close alliance with the United States, is worried by either American or Chinese involvement and tries to become a good patron for Greenland to prevent its secession. Meanwhile, the Greenlandic authorities confirm their political will to struggle for a complete independence from Denmark. The article suggests three medium-term scenarios, with Greenland remaining in an gradually looser union with Denmark, moving into the U.S. domain and acquiring a full statehood with a subsequent competition of great powers. Whatever the outcome, Russia shall monitor the development closely and play an active role in the Arctic, not taking a part in the US-China rivalry.

Текст научной работы на тему «ГРЕНЛАНДИЯ И ДАНИЯ: АРКТИЧЕСКИЙ СЕЦЕССИОНИЗМ В СИЛОВОМ ПОЛЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ»

Гренландия и Дания: арктический сецессионизм в силовом поле мировой политики

Андрей Константинович КРИВОРОТОВ

кандидат экономических наук, доцент кафедры управления инновациями Московский государственный институт международных отношений МИД России, Одинцовский филиал, 143007, ул. Ново-Спортивная, д. 3, Одинцово, Московская область, Российская Федерация E-mail: a.krivorotov@odin.mgimo.ru ORCID: 0000-0001-8983-5378

ЦИТИРОВАНИЕ: Криворотов А.К. (2021) Гренландия и Дания: арктический сецессионизм в силовом поле мировой политики // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. Т. 14. № 1. С. 118-134. DOI: 10.23932/2542-0240-2021-14-1-6

Статья поступила в редакцию 10.10.2020.

АННОТАЦИЯ. Гренландия, крупнейший в мире остров, населенный преимущественно инуитами, до 1953 г. была датской колонией, а затем — частью королевства, пользуясь все более широкой автономией. Около 2/3 ее жителей выступают за полное отделение, которому препятствует, прежде всего, зависимость от датских бюджетных трансфертов. Начиная с 2005 г. правительство и компании КНР поддерживают с Гренландией тесный диалог, рассматривая ее как точку проникновения в Арктику и богатый источник природных ресурсов (включая редкоземельные элементы), хотя крупных инвестиций пока не вложили. США в последнее время стремятся пресечь это сотрудничество и поставить Гренландию под свой более прямой контроль по соображениям военной, внешней и ресурсной политики. Наибольшую известность получила инициатива президента США Трампа о покупке острова в 2019 г. Дания, несмотря на тесные союзнические отноше-

ния с США, обеспокоена как американским, так и китайским проникновением на остров и пытается стать для Гренландии более привлекательным патроном, чтобы избежать ее отделения. Сами же власти Гренландии подтверждают намерение бороться за полную независимость от Дании.

В статье предложены три сценария среднесрочного развития событий, при которых Гренландия остается в слабеющей унии с Данией, попадает в зависимость от США или обретает полную государственность, становясь предметом конкуренции крупных держав. Независимо от исхода, России необходимо внимательно отслеживать ход событий и играть в Арктике активную роль, не втягиваясь в соперничество США и КНР.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Гренландия, самоуправление, сецессионизм, Дания, противостояние КНР — США, Арктика, редкоземельные элементы, сценарии, Россия

В общемировой картине сепаратизма и сецессионизма случай Гренландии, достаточно малоизученный в России, выделяется заметной спецификой. Прежде всего бросается в глаза необычайный дисбаланс сторон: регион, который раздумывает об отделении, примерно в 100 раз уступает остальной части страны по численности населения и в 120 раз — по ВВП, но в 50 раз превосходит ее по площади.

Далее, впервые в практическую плоскость ставится вопрос о государственном самоопределении коренного народа Арктики — стратегически важного макрорегиона, который, однако, всегда выступал лишь пассивным объектом мировой политики. Исключением можно считать сепаратистские высказывания руководства Республики Саха (Якутия) в первой половине 1990-х гг., но их целью, как представляется, был все же не реальный выход из состава России, а укрепление переговорных позиций в сложном «торге» с Москвой.

Необычно и соотношение уровней внутри- и внешнеполитической напряженности в гренландском вопросе: мирный процесс внутри страны (Дания никогда не рассматривала силового варианта) резко контрастирует с жестким противостоянием США и КНР, распространяющих на остров логику своего глобального соперничества. В этой связи процессы, происходящие в Гренландии, необходимо рассматривать не только в национальном, но и в геополитическом разрезе.

Гренландия под датской короной

В состав Датского королевства входят три территории, крайне разнородные в географическом, социально-экономическом и этническом отношении: собственно Дания, Фарерские остро-

ва (расположенные к северу от Британских) и заполярная Гренландия -крупнейший в мире остров площадью 2,1 млн кв. км, географически относящийся к Северной Америке. Столица Гренландии Нуук удалена от Копенгагена на 4 тыс. км. Основная часть острова покрыта ледниками, хотя свободные ото льда окраины имеют общую площадь порядка 400 тыс. кв. км, — как территория крупной европейской страны. Население при этом составляет лишь 57 тыс. чел., из них около 90% — инуиты (эскимосы), проживающие на острове около тысячи лет.

Датско-норвежское королевство проявило интерес к Гренландии в 1721 г., впервые со времен викингов направив на остров миссионерско-торго-вую экспедицию во главе с Хансом Эге-де. В 1776 г. Гренландия была официально объявлена датской колонией и пребывала в этом состоянии до середины ХХ в.

9 апреля 1940 г. континентальная Дания была всего за несколько часов захвачена нацистской Германией. Однако датский посол в Вашингтоне, не подчинившись коллаборационистскому правительству Копенгагена, заключил с США соглашение, по которому в Гренландии в 1940 г. высадились американские войска, чтобы не допустить ее оккупации нацистами. Тогда же в Готхобе (ныне Нуук) было впервые открыто американское консульство, проработавшее до 1953 г. Стратегическое положение острова, ярко проявившееся в те годы, по сей день привлекает повышенный интерес США.

После войны Гренландия еще несколько лет официально оставалась колонией; лишь в 1953 г. в Конституцию Дании была внесена поправка, сделавшая остров полноценной частью страны. Датчане пошли на такой шаг во многом из опасений, что иначе США попытаются перехватить кон-

троль над островом, тем более что в 1946 г. президент Трумэн уже предлагал его купить.

В колониальный период Дания вкладывала государственные средства в свое арктическое владение, но в расчете на их окупаемость хотя бы в будущем. Основная часть этих ассигнований расходовалась на самих датчан. Лишь в 1960 г., после неудачных попыток сломить традиционный образ жизни коренных жителей и сселить их в несколько крупных поселков, был принят план «Г-60», в соответствии с которым датское правительство существенно расширило финансирование социальных программ в инуитских поселениях, развертывая там системы здравоохранения, образования, соцобеспече-ния. Остров стал дотационным.

Доходы, служебное положение и уровень жизни гренландских датчан традиционно оставались выше, чем у коренных жителей. Но никакого подобия национально-освободительной борьбы длительное время не возникало в силу неграмотности и высокой территориальной разобщенности инуи-тов, которые лишь под датским влиянием начали выходить из первобытнообщинного родового строя.

Первые ростки национального самосознания, а вслед за ним и сепаратизма появились только в 1970-х гг., когда в аборигенной среде сформировалась достаточно значимая прослойка интеллигенции, получившей высшее образование в Европе. Советский историк В.Е. Возгрин [Возгрин 1984, с. 146] отмечал, что датчане тогда потворствовали сепаратизму, поскольку рассчитывали в случае отделения Гренландии беспрепятственно продолжить неоколониальную эксплуатацию ее ресурсов,

не неся при этом финансового бремени метрополии.

Под давлением островного населения, проводившего соответствующие референдумы, датские власти поэтапно предоставляли ему все более широкие полномочия. С 1979 г. Гренландия получила ограниченную автономию, так называемое местное управление. Первым ее крупным внешнеполитическим шагом стал выход из состава ЕЭС в 1986 г. (прецедент, три с лишним десятилетия остававшийся уникальным в своем роде).

Самоуправление — шаг в сторону отделения?

По итогам нового референдума

2008 г., в ходе которого 75% островитян высказались за дальнейшее расширение автономии, в Дании был принят Закон о самоуправлении Гренландии, вступивший в силу с 21 июня

2009 г.1 Государственным языком острова стал калааллисут (гренландский диалект эскимосского). К компетенции островных властей перешли судебные, полицейские функции и важнейшие полномочия в экономической сфере, включая распоряжение природными ресурсами. За Копенгагеном остались, по сути, валютная, оборонная и внешняя политика, но у Гренландии есть право на заключение международных договоров от своего имени. Островитяне активно развивают внешние связи и учредили свой МИД (правда, его глава по совместительству имеет и другие министерские портфели). Помимо Копенгагена, Гренландия открыла представитель-

1 1_оу от СгоЫа^ Белуге (2009) // ЬоуШе^е А. 13. ]иш 2009 // https://naalakkersuisut.gl//~/media/Nanoq/Files/Attached%20 Р11е5/Маа1аккег5Ш5и1/ОК/5е1у51уге/1оу%2Оот%2ОСг0п1а1^5%2О5е1у81уге^^ дата обращения 27.09.2020.

ства, по функциям весьма сходные с посольствами, в Вашингтоне, Брюсселе и Рейкьявике.

У Гренландии, как и у Фарерских островов, есть формальное право выхода из состава королевства через референдум, что существенно отличает Данию от большинства стран с сепаратистскими регионами [Major 2019]. Эксперт исследовательской службы журнала Economist Ана Андраде отмечала при этом: «Тема независимости постоянно возникала в политической жизни в Гренландии. Причем в центре обсуждения находились вопросы не о том, надо ли обретать независимость, а как скоро и на каких условиях»2. В целом за период самоуправления сецес-сионистские настроения в Гренландии не прекратились, а, скорее, усилились. Видимо, сказывается накопление опыта самостоятельности, включая такие его привлекательные атрибуты, как распоряжение собственным бюджетом и международное признание. Кроме того, на обстановку влияют и разнородные внешние факторы.

Прежде всего, отметим общемировой рост внимания к интересам коренных народов, который, в частности, очень выпукло проявился в структуре важнейшего международного объединения в регионе — созданного в 1996 г. Арктического совета (АС). Наряду с постоянными членами (все восемь арктических государств), в АС в статусе постоянных участников представлены крупнейшие организации коренных жителей Севера, в т. ч. Циркумполярная конференция инуитов. Гренландия как таковая тоже действует в Совете в составе датской делегации и в 2011 г. принимала в Нууке министерскую встречу АС.

Свою роль играет нарастание сепаратистских и изоляционистских настроений в Западной Европе, самые яркие проявления которого — Брекзит, создание внутри ЕС кордонов от арабских беженцев, референдумы об отделении Шотландии и Каталонии. Летом 2020 г. дополнительным раздражителем стали расовые волнения и вызванные ими дебаты об ущемлении этнических меньшинств в США, сильно возбудившие и датскую общественность; в частности, осуждению подверглось слово «эскимос», как оскорбляющее национальные чувства инуитов. В результате Национальный музей в Копенгагене свернул экспозицию «Эскимосы и Гренландия», а крупнейший датский производитель мороженого отозвал из продажи эскимо на палочке.

На самом острове эти дискуссии на-ложились на предстоящее 300-летие экспедиции Ханса Эгеде, которую многие местные политики считают началом колонизации Гренландии. Наиболее последовательные сепаратисты из партии Naleraq еще на референдуме 2008 г. призывали приурочить полное отделение острова именно к 2021 г. [АЫпг$$ 2020]. Неслучайно в июне 2020 г. неизвестные вандалы облили красной краской статуи Х. Эгеде в Нууке и Копенгагене, написав на подножии лозунг «Деколонизируй!» на английском языке. В полноценную «войну с памятниками» по аналогии с США этот инцидент не вылился: на муниципальном референдуме в Нууке 62% жителей высказались за сохранение монумента. Однако сами эти события, безусловно, углубляли трещину между двумя народами королевства.

По данным социологов, на начало 2019 г. 67,7% опрошенных гренланд-

2 Musaddique S. (2018) Greenland Eyes Independence from Denmark after Election Vote // CNBC, April 25, 2018 // https://www.cnbc.com/2018/04/25/greenland-eyes-independence-from-denmark-after-election-vote.html, дата обращения 20.09.2020.

цев высказались за полное отделение от Дании3. Главным же сдерживающим фактором традиционно является финансовая несамостоятельность острова.

Экономика Гренландии сильно зависит от рынков рыбы и морепродуктов (особенно креветки) и датских субвенций. После введения самоуправления датчане не финансируют отдельные статьи островного бюджета, но перечисляют единый ежегодный трансферт, служащий для него основной статьей дохода. Например, в 2020 г. датский трансферт составлял 3 911,3 млн датских крон (порядка 630 млн долл. США), или 54,5% всей доходной части бюджета Гренландии4. Для сравнения: общая сумма экспортных доходов острова годом ранее составила 5 517,7 млн датских крон. Из них 3 857,3 млн (69,9%) приходились на сырую рыбу и морепродукты, еще 1 206,6 млн (21,9%) — на продукты рыбопереработки5.

Перед островом, таким образом, остро стоит задача экономически «встать на собственные ноги». Основные надежды связаны с природными богатствами его недр — запасами железной, свинцово-цинковой, молибденовой руд, золота, платины, редкоземельных элементов (РЗЭ), рубинов. Их разработка облегчается постепенным отступлением ледникового щита. Здесь, однако, в дело вмешиваются геополитические соображения, поскольку к крупным вложениям сейчас готовы лишь китайцы, которые уже с 2005 г. наладили прямые контакты с администрацией Гренландии.

Нынешний этап борьбы острова за независимость совпал по времени с арктической активизацией Китая. Причем особое внимание КНР привлекают небольшие государства Северной Европы, не имеющие, в отличие от России, США или Канады, глобальных политических амбиций и остро нуждающиеся в инвестициях, а потому наиболее удобные в качестве «точек проникновения» в Заполярье. Это, в первую очередь, Дания/Гренландия и Исландия, а в последнее время и Финляндия, которая с помощью тонкого маневрирования стремится занять в мировой Арктике нишу своеобразного моста между Западом и Востоком.

Гренландия привлекательна и как потенциально крупный источник промышленного сырья, которое интенсивно скупается китайцами по всему миру. Особого упоминания заслуживают РЗЭ — группа из 17 элементов таблицы Менделеева, широко применяемых, в частности, в изготовлении экранов мобильных устройств, постоянных магнитов, аккумуляторов большой емкости и электродвигателей. Это делает их ключевым сырьем для решения актуальных задач цифровизации, «низкоуглеродного перехода», производства электромобилей и современной боевой техники. КНР удерживает фактическую монополию на данном рынке (по отдельным позициям — до 98%) и активно использует свое положение для давления на стратегических конкурентов, например, Японию [The Geopolitics of Rare Earth Ele-

3 Breum M. (2019) A Rare Poll Hints at Real Differences between Danish and Greenlandic Thinking on Greenland Independence // Arctic Today, January 22, 2019 // https://www.arctictoday.com/a-rare-poll-hints-at-real-differences-between-danish-and-greenlandic-thinking-on-greenland-independence, дата обращения 27.11.2020.

4 Gronlands Selvstyre. Finanslov for 2020 (2019) // https://naalakkersuisut.gl/~/media/Nanoq/Files/Attached%20Files/Finans/DK/ Finanslov/2020/FL2020%20-%20med%20underskrevet%20lovtekst%20og%20linket%20indholdsfortegnelse%20-%20DK.pdf, дата обращения 21.11.2020.

5 Составлено и рассчитано по данным StatBank Greenland // https://bank.stat.gl/pxweb/en/, дата обращения 27.11.2020.

ments 2019]. В Гренландии залежи редкоземельных металлов открыты вдоль всего побережья, особо выделяется провинция Гардар на юге острова, которая, по недавним оценкам, может одна содержать до четверти мировых запасов6.

Китайцы успешно применяют свои преимущества — ставку прежде всего на осязаемое экономическое и научное сотрудничество, готовность инвестировать крупные средства на привлекательных условиях, подчеркнутое внимание к равноправию сторон и принципу взаимовыгодности и, что особенно важно в случае Гренландии, свой статус «страны третьего мира». Отметим в этой связи, что бывший (2009-2013 г.) премьер-министр Гренландии Куупик Клейст намеренно позиционировал ее как опорную точку для развивающихся стран, желающих играть более весомую политическую роль в Арктике7.

При Клейсте Гренландия к началу 2013 г. была близка к тому, чтобы попасть под сильное китайское влияние. Островное правительство поддерживало с Пекином интенсивный политический диалог, включая регулярные обмены визитами высокого уровня, и вело предметные переговоры с китайскими инвесторами, нередко действовавшими при посредничестве компаний из Великобритании, ее доминионов или Сянгана (Гонконга). Наиболее готовыми к реализации были (и остаются) следующие масштабные проекты по добыче сырья:

• железорудная шахта Исуа (запасы руды — свыше 1 млрд т) в 150 км севернее Нуука; инвестор — английская компания London Mining, известная своими крепкими связя-

ми с горнорудной Sichuan Xinye Mining Investment Co., китайскими банками и инжиниринговыми подрядчиками;

• освоение месторождения редкоземельных элементов Кванефьельд в провинции Гардар (стоимость запасов — 1,4 млрд долл. США, планируется добыча 1 млн т); инвестор -австралийская Greenland Minerals Ltd. в партнерстве со своим основным акционером, китайской Sheng-he Resources Holding Co., Ltd.;

• шахта для добычи свинцовой и цинковой руды в Цитронен-фьор-де на северном побережье Гренландии (доказанные запасы — 9 млн т); инвестор — австралийская Ironbark Pty Ltd., генподрядчик — китайская компания инжиниринговая компания цветной металлургии NFC.

Мотивация китайских инвесторов, видимо, была разной. По оценкам датских ученых, в Кванефьельде их привлекают прежде всего РЗЭ, в то время как Цитронен-фьорд «открывает Китаю доступ в Арктику, а к цинку — в качестве дополнительного бонуса» [An-dersson, WillaingZeuthen, Kalvig 2018].

Суммарный объем инвестиций по одному проекту Исуа оценивался в 2,3 млрд долл., что превышает годовой ВВП Гренландии. Но последовавшие неоднократные смены островного правительства, банкротство London Mining и обвал цен на мировых сырьевых рынках затормозили этот и другие проекты.

Взаимный интерес двух сторон, однако, сохранился. Премьер Гренландии Ким Кильсен в 2017 г. нанес в КНР визит, в ходе которого обсуждал перспективы

6 Northam J. (2019) Greenland Is Not For Sale. But It Has Rare Earth Minerals America Wants // NPR Radio, November 24, 2019 // https://www.npr.org/201 9/11/24/781598549/greenland-is-not-for-sale-but-it-has-the-rare-earth-minerals-america-wants, дата обращения 06.05.2020.

7 Great Expectations Fill Greenland as China Eyes Riches (2012) // Ocnus.net, November 5, 2012 // http://www.ocnus.net/artman2/ publish/Business_1/Great-Expectations-Fill-Greenland-as-China-Eyes-Riches.shtml, дата обращения 27.09.2020.

работы на острове китайских инвесторов и подрядчиков. В 2021 г. планируется открытие четвертого гренландского загранпредставительства (в Пекине), в зону его ответственности будут включены также Япония и Южная Корея8.

Принципиально осуждая сепаратизм во имя сохранения собственной территориальной целостности и в рамках политики «одного Китая», власти КНР поддерживают диалог и с Копенгагеном, и с Нууком. Причем последние два года официальных контактов высокого уровня не было, но китайская сторона ежегодно направляет десятки своих сезонных рабочих на рыбоперерабатывающие фабрики Гренландии, проводит двусторонние культурные обмены и продолжает подготовку горнодобывающих проектов (в частности, Greenland Minerals в апреле 2020 г. утвердила в островном правительстве свои оценку запасов и ТЭО проекта Кванефьельд). По всей видимости, китайцы решили воздержаться от демонстрации политического интереса к острову на фоне резкого обострения своих отношений с США, в которое оказалось вовлечено и мировое Заполярье.

США: не купить, так подчинить

США, начавшие в президентство Д. Трампа сложный процесс «возвращения в Арктику», питают в отношении Гренландии три принципиальных интереса, которые, по всей видимости, сохранят свое значение и для Дж. Байдена.

Первый, наиболее ярко выраженный, военно-стратегический, — прикрытие основной территории США с северо-востока и обеспечение безопасности жизненно важных для НАТО морских коммуникаций в Северной Атлантике. В западном военном планировании остров рассматривается как звено стратегического рубежа «Гренландия — Исландия -Великобритания» (англ. ОГОК, российский эквивалент — Фареро-Исландский рубеж). Он подрастерял былую значимость после распада СССР, однако в последние годы вновь обрел для Запада актуальность в контексте сдерживания российского и, потенциально, китайского военно-морского присутствия9.

Войска США действуют на острове на основании американо-датского Договора об обороне Гренландии 1951 г. В 2004 г. к нему было подписано дополнительное «Соглашение Игалику», участником которого стала и гренландская сторона10. В 1953 г. США построили в Туле, на крайнем севере острова, базу ВВС. В настоящее время там располагаются РЛС раннего оповещения системы ПРО, наземное подразделение Космического командования США и единственный американский глубоководный порт в Арктике. В Пентагоне испытывают поэтому серьезные опасения, что в случае попадания острова под влияние КНР он может стать оплотом китайского присутствия (в т. ч. военного) в Арктике, причем поблизости от территории и баз США.

Эти соображения наглядно проявились в 2016 г., когда гонконгская Оепе-

8 Schultz-Nielsen J. (2020) Ny representation pa vej i Kina // Sermitsiaq, 23. marts 2020 // https://sermitsiaq.ag/ny-repraesentation-vej-i-kina, дата обращения 27.09.2020.

9 US Department of Defense (2019) // Department of Defense Arctic Strategy. Report to Congress, June 2019 // https://media. defense.g0v/2019/Jun/06/2002141657/-1/-1/1/2019-D0D-ARCTIC-STRATEGY.PDF; The GIUK Gap’s Strategic Significance (2019) // Strategic Comments, Comment 19 // https://www.iiss.org/publications/strategic-comments/2019/the-giuk-gaps-strategic-signif-icance, дата обращения 20.09.2020.

10 Agreement between the United States of America and Denmark Amending and Supplementing the Agreement of April 27, 1951. Signed at Igaliku August 6, 2004 with Joint Declarations // https://2009-2017.state.gov/documents/organization/170358.pdf, дата обращения 28.09.2020.

ral Nice Group (выступающая также инвестором в Исуа) едва не приобрела построенную американцами и давно закрытую датскую военно-морскую базу Греннедал, ныне Кангиллингуит. Сделка была отменена в последний момент по приказу Копенгагена, который подвергся жесткому давлению Вашингтона.

Аналогичный случай имел место в 2018 г., когда правительство Гренландии включило китайских подрядчиков в «короткий список» претендентов на реконструкцию либо строительство трех международных аэропортов в поселках Нуук, Иллулиссат и Какор-ток. На сей раз в дело публично вмешалась помощник заместителя министра обороны США Кейти Уилбарджер, предостерегшая датчан, что Китай использует экономическую мощь для финансового закабаления бедных стран и установления там своего военного присутствия (в терминологии нынешней Администрации США — «дипломатия долгового капкана»)11.

Второй пласт интересов связан с более широкой американской политикой глобального сдерживания КНР. Она была официально распространена на Арктику с мая 2019 г., после крайне жесткой речи госсекретаря М. Помпео «на полях» Министерской встречи АС в Рованиеми12. США отвергают концепцию КНР как «приарктического государства», длительное время продвигавшуюся китайскими учеными и в начале 2018 г. зафиксированную в Арктической политике Китая. С этой точки зре-

ния расширение китайско-гренландского сотрудничества и перспективы подключения Гренландии к «Полярному Шелковому пути» рассматриваются как угроза усиления политического влияния КНР в Арктике. По сходным соображениям сильный нажим США оказывают, например, и на Исландию.

Третий интерес американцев связан с упомянутыми редкоземельными элементами. США, покрывающие свыше 70% потребности в них за счет импорта из Китая, остро осознают эту уязвимость и стремятся ее снизить. В июле 2019 г. Президент Д. Трамп подписал указ, требующий от американской промышленности «адекватно и своевременно» наладить собственное производство так называемых легких РЗЭ13. В 2014 г. США также выиграли иск против КНР в ВТО, добившись отмены квотирования соответствующего экспорта. Однако в конце мая 2019 г., сразу после посещения Си Цзиньпином завода компании JL MAG Rare-Earth Co в Ганьчжоу, официальный представитель Государственного комитета по развитию и реформе КНР заявил, что Китай может вновь обратить РЗЭ в орудие торговой войны с США в случае ее эскалации14.

С середины 2019 г. Администрация Д. Трампа предприняла в отношении Гренландии ряд широко освещавшихся инициатив: подписание двух меморандумов о взаимопонимании с островным правительством, выделение в бюджете 2020 г. пакета экономической

11 Lucht H. (2018) Strictly Business? Chinese Investments in Greenland Raise US Concerns // DIIS Policy Brief, November 2018 // https://www.diis.dk/en/research/chinese-investments-in-greenland-raise-us-concerns, дата обращения 29.09.2020.

12 Johnson S., Wroughton L. (2019) Pompeo: Russia Is ‘Aggressive’ in Arctic, China’s Work There Also Needs Watching // Reuters, May 6, 2019 // https://www.arctictoday.com/pompeo-russia-is-aggressive-in-arctic-chinas-work-there-also-needs-watching, дата обращения 20.09.2020.

13 Determination Pursuant to Section 303 of the Defense Production Act of 1950, as amended (2019) // President of the USA, July 22, 2019 // https://www.whitehouse.gov/presidential-actions/presidential-determination-pursuant-section-303-defense-production-act-1950-amended-3, дата обращения 06.07.2020.

14 China Indicates It May Use Rare Earths as Weapon in Trade War (2019) // Global Times, May 28, 2019 // https://www.globaltimes. cn/content/1152119.shtml, дата обращения 08.05.2020.

помощи Гренландии в размере 12,1 млн долл. США, восстановление консульства в Нууке (июнь 2020 г.) и др. Наибольшую известность получило сенсационное обращение Трампа к Дании в августе 2019 г. с предложением продать остров, обозначенное им самим как «сделка с недвижимостью». В обеих частях королевства оно вызвало шоковую реакцию и на некоторое время заметно обострило отношения с США. Но по существу Трамп лишь продолжил линию Трумэна — рассматривать Гренландию в рамках «доктрины Монро», которая, хотя и была в 2013 г. официально объявлена более не действующей, продолжает сильно влиять на американское внешнеполитическое мышление [Berry 2016].

Правительство К. Кильсена обещает и в случае отделения от Дании сохранить добрые отношения с США, включая военное и инвестиционное сотрудничество. На инициативу Д. Трампа островной МИД ответил: «Мы открыты для бизнеса, а не для продажи»15. В конце октября 2020 г., формально в рамках подготовки нового трехстороннего (с участием Дании) контракта на обслуживание базы в Туле, Гренландия и США согласовали особый Совместный план сотрудничества. Он предусматривает развитие прямых связей в сфере торговли и инвестиций (включая возможное налаживание официального диалога по экономической политике), образования и охраны окружающей среды16.

На деле, однако, американские представители не проявляют пока готовности вкладывать крупные средства в гражданские отрасли островной экономики. В частности, их интерес к провинции Гардар ограничился лишь проведением совместных с гренландцами геологических изысканий с воздуха летом 2019 г.17 Упомянутая американская помощь в сумме 12,1 млн долл. США (с благодарностью воспринятая островным правительством, но возмутившая многих датских парламентариев) будет передана не властям Гренландии, а распределена по американским госструктурам и консультантам, обеспечивая им знакомство с местной обстановкой и каналы неформального влияния на нее18.

Основную ставку США, таким образом, делают на мероприятия в сфере публичной политики, включая прямой нажим на Данию как своего союзника по НАТО. Судя по действиям Администрации Трампа, она сомневается в способности Дании удержать Гренландию и поэтому стремится поставить остров под более прямой контроль США, пусть это даже и вызывает откровенное недовольство политиков Копенгагена. В. Гулевич [Гуле-вич 2019] высказывал даже предположение, что Вашингтон заинтересован в поддержке независимости острова от Дании, либо, как минимум, в расширении автономии острова, исходя из своих внешнеполитических приоритетов.

15 Salama V., Restuccia A. (2019) Greenland Tells Trump: ‘We’re Open for Business, Not for Sale’ // Wall Street Journal, August 16, 2019 // https://www.wsj.com/articles/greenland-tells-trump-were-open-for-business-not-for-sale-11565960064, дата обращения 25.09.2020.

16 Negotiations on the Service Contract at Thule Air Base Have Been Concluded (2020) // Naalakkersuisut, October 28, 2020 // https://naalakkersuisut.gl/en/Naalakkersuisut/News/2020/10/2810_pituffik, дата обращения 28.11.2020.

17 Airborne Hyperspectral Survey and Mineral Mapping in South Greenland (2019) // Naalakkersuisut, December 19, 2019 // https://naalakkersuisut.gl/en/Naalakkersuisut/News/2019/12/1912_ASL, дата обращения 06.05.2020.

18 Заметим, что эти 12,1 млн долл. США эквивалентны примерно 210 долл. на душу населения Гренландии — почти вдвое больше, чем потратили США на украинский «евромайдан» 2014 г. (5 млрд долл. США на 45 млн чел. населения страны, или 110 долл. на д. н.): U.S. Admits It Spent 5 Billion to Overthrow Ukraine (2015) // Infowars.com, January 29, 2015 // https://www.infowars.com/u-s-admits-it-spent-5-billion-to-overthrow-ukraine, дата обращения 14.05.2020].

Трудный выбор Дании

Для Дании Гренландия политически весьма важна как пропуск в привилегированную «арктическую пятерку» стран, имеющих выход в Северный Ледовитый океан, и как значимый объект сотрудничества с главным внешнеполитическим партнером — США. В то же время, по признанию многих датчан, включая правых депутатов Фолькетинга (парламента), страна долго вела себя на острове по-колониальному, не занимаясь его развитием даже в период глобального роста интереса к Заполярью.

Датские власти благосклонно относились к активизации КНР в Арктике, включая инвестиции в гренландскую экономику (тем более что и сами их привлекали) \Fuglede et 01. 2014]. В национальное законодательство были даже внесены поправки, позволявшие Гренландии массово завозить на остров дешевую иностранную (читай китайскую) рабочую силу для реализации крупномасштабных проектов, а также экспортировать уран, который будет производиться в Кванефьельде в качестве попутной добычи. Дания активно поддерживала заявку КНР на статус постоянного наблюдателя в АС, предоставленный ему в 2013 г. Причем происходило это в условиях, когда многие наблюдатели в Дании и за ее пределами открыто выражали опасения, что китайцы, пользуясь внешнеполитической неопытностью гренландцев, осуществят ползучую скупку и колонизацию острова [Криворотов 2013, с. 178]. Так, исследователь из Французского института международных отношений Дамьен Дежорж, долго работавший в Гренландии и имеющий тесные связи с МИД и Франции, и Дании, в интервью островной прессе еще в 2012 г.

прямо заявил: «Страна, у которой лишь 57 тыс. жителей, а вся политическая элита, включая членов кабинета, парламента и мэров, состоит из 44 человек, весьма уязвима. На свою сторону достаточно склонить всего 25 человек, что для опытных лоббистов никакой сложности не представляет»19.

Официальный Копенгаген начал проявлять аналогичную обеспокоенность лишь в последние годы, по мере втягивания региона в орбиту геополитического соперничества [Mingming Shi, Lanteigne 2019]. Так, Разведслужба Минобороны Дании, ежегодно публикующая открытую оценку внешних рисков, в ноябре 2019 г. впервые начала очередной ее выпуск с Арктики, сосредоточившись на угрозах со стороны России и КНР. Отметив тесную связь китайских госкомпаний с государством, разведчики заявили, что в Дании и Гренландии «Китай использует наращивание научного и торгового сотрудничества в качестве входных точек для [политического] влияния» [Danish Defence Intelligence Service 2019].

Серьезное беспокойство датчанам доставляет и возросшая американская активность, хотя они уже воспринимают ее как неизбежность. В августе 2020 г. министр обороны страны Трине Брамсен, направляясь в Нуук, сообщила, что оставляет там своего советника для обеспечения текущих контактов островного правительства с ее ведомством. Датские журналисты не поверили ее заверениям, что эта новая штатная единица никак не связана с расширением американского военного присутствия на острове [Breum (2) 2020]. В итоге датскому правительству приходится отыскивать тонкий баланс между поддержанием жизненно важных союзнических отношений с США, сохране-

19 Greenland’s Resources a Target (2012) // Greenland Oil & Mineral, no 5, p. 13.

нием контроля над Гренландией и обеспечением экономического развития острова при одновременном сдерживании китайских инвестиций. Наглядной иллюстрацией возникающих при этом сложностей служит история с модернизацией трех аэропортов. Пентагон, выступая резко против привлечения китайцев даже в качестве подрядчиков, в 2018 г. заявил о собственной принципиальной готовности вложиться в инфраструктуру двойного назначения в Гренландии. В итоге власти Дании, явно незаинтересованные в таком развитии событий, пообещали выделить 700 млн датских крон (свыше 100 млн долл. США) из своего бюджета, от чего ранее долго уклонялись [0fjord Blaxe-kxr, Lanteigne, Mingming Shi 2018]. Выделенных ассигнований, однако, оказалось недостаточно, и осенью 2020 г. строительство аэропорта Какорток было отложено на неопределенный срок. В самой же Гренландии этот шаг Копенгагена вызвал внутриполитический кризис: выступающая за скорейшее отделение партия Naleraq в знак протеста против датской помощи вышла из правящей коалиции20.

Нынешний премьер-министр Дании Метте Фредериксен уделяет проблемам острова существенно больше внимания, чем ее предшественники. Она завоевала немало симпатий у северян, когда на предложение Д. Трампа ответила: «Гренландия не продается. Гренландия — гренландская» (а не «датская»). Фредериксен часто посещает остров, вовлекает его представителей в свои внешнеполитические мероприятия, живо отозвалась в 2019 г. на просьбу инуитов о помощи в борьбе с педофилией (весьма актуальная проблема, особенно в отдаленных стойбищах).

Очевидная цель этих усилий — презентовать сохранение Гренландии в составе королевства как выгодную альтернативу отделению. Как отмечал информированный датский журналист Мартин Бреум, во властных кругах Копенгагена считают, что инициатива Трампа приглушит сецессионистские настроения инуитов, лишив их иллюзий о спокойном независимом существовании. Мол, теперь они осознают, что «Гренландия, лишенная уз с Данией, скорее <. >обнаружит, что США никогда не согласятся ни на что меньшее, чем тотальный военный контроль над территорией Гренландии», а остров окажется в положении «Виргинских островов, проданных Данией США в 1916 г., жители которых до сих пор не имеют в США избирательных прав, а многие живут за чертой бедности» [Вте-ит (1) 2020; Кнудсен 2019].

Гренландия на распутье

Несмотря на звучащие предостережения, К. Кильсен и члены его кабинета заявляли (в частности, в октябре 2019 г. на авторитетном международном форуме «Арктический круг» в Рейкьявике), что намерены бороться за скорое самоопределение, сохраняя тесные связи с Данией, США и ЕС, но привлекая инвестиции со всего мира. Ссылаясь на практику ряда развивающихся стран, они подчеркивали, что дотационный характер экономики не является преградой для политического суверенитета.

Среди островитян, однако, по этому вопросу нет единства мнений и, помимо прочего, обозначился межпоко-ленческий разрыв [Kleist Pedersen 2020,

20 Turnowsky W. (2018) Koalitionen sprengt: Partii Naleraq trekker sig fra Naalakkersuisut // Sermitsiaq, 9. September, 2018 // https://sermitsiaq.ag/koalitionen-spraengtpartii-naleraq-traekker-naalakkersuisut, дата обращения 29.09.2020.

р. 307]. Люди старших возрастов из собственного опыта или рассказов родителей сохранили негативные воспоминания о колониальных временах и в большинстве своем настроены на отделение. Гренландская молодежь, напротив, держится более умеренно, не имея таких предубеждений против датчан и опасаясь попадания в зависимость от великих держав, особенно Китая.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Факторами, сдерживающими се-цессионизм, служат также разобщенность и небезупречная репутация островных политиков, которые часто склонны к непотизму и коррупции. Премьер-министр Гренландии Алека Хаммонд, заступив на пост в марте 2013 г., была вынуждена его оставить спустя всего полтора года, когда вскрылось присвоение ею 106 тыс. датских крон (18 тыс. долл. США) государственных средств. Ее преемник Ким Кильсен в 2020 г. попался на попытке выдать собственному, не оборудованному для промысла, судну квоту на вылов деликатесной рыбы зубатки. В октябре 2020 г. он с перевесом всего в один голос избежал парламентского вотума недоверия, в возглавляемой им партии БшшШ: полтора года длилась полоса неурядиц. В результате на партийном съезде 29 ноября 2020 г. Киль-сен проиграл выборы на пост председателя БшшШ: этническому датчанину Эрику Йенсену, а к моменту выхода этой статьи в печать может лишиться и премьерского поста.

Отметим также, что ст. 8 Закона о самоуправлении Гренландии прописывает довольно сложный механизм ее выхода из состава королевства. Если население острова примет такое решение, то правительства Дании и Гренландии должны будут заключить соответствующий договор, подлежащий утверждению сначала на общегренландском референдуме, а затем в Фолькетинге. Таким образом, у датчан

имеются процедурные рычаги, чтобы надолго затянуть, а то и торпедировать процесс.

Налицо, таким образом, сложный клубок взаимоотношений двух частей Датского королевства и двух великих держав, где стороны преследуют разноплановые цели и применяют асимметричные средства. В среднесрочной перспективе можно представить, на наш взгляд, три основных сценария развития событий в Гренландии и вокруг нее.

1. Инерционный, наиболее вероятный. Гренландия остается в составе все более рыхлой унии с Данией. Военное присутствие США на острове расширяется в рамках трехсторонних договоров. Дания увеличивает бюджетные расходы, при этом сама Гренландия продолжает попытки финансово встать на ноги. Не исключено при этом формирование на острове местной элиты, которая, оперируя сепаратистскими лозунгами, на деле будет вполне лояльна Копенгагену, в ответ получая и кор-рупционно «осваивая» крупные бюджетные трансферты.

2. США, хотя формально и не «покупают» Гренландию, используют свое военное присутствие и программы помощи, чтобы поставить ее под свой фактический контроль (даже в случае ее сохранения в составе королевства). Основные вложения США идут в военное строительство и, возможно, в добычу редкоземельных элементов. Развитие остальных отраслей гренландской экономики тормозится американской конкуренцией. Контакты острова с КНР и Россией сводятся к минимуму. США при этом получат лишний стимул присоединиться к Конвенции ООН по морскому праву (что объективно отвечает их интересам), дабы своим влиянием поддерживать претензии Гренландии на шельф Северного полюса и прилежащих акваторий.

3. Гренландия обретает полноценную государственность, проводит политику неприсоединения и в собственных интересах привлекает инвестиции из различных источников на конкурентных условиях. Специалисты из третьих стран в качестве образца приводят Норвегию, которая в 1960-е гг., несмотря на неопытность в нефтяных делах, сумела с большой выгодой для себя привлечь на свой шельф крупнейшие мировые ТНК.

Каждый из этих вариантов чреват внутренними и международными осложнениями. При реализации сценариев 1 и, особенно, 2 Гренландия становится для США «второй Аляской», с дальнейшей милитаризацией острова и Центральной Арктики в целом. Сценарии 1 и, особенно, 3 открывают возможности для дальнейшего проникновения на остров китайских компаний, пусть и при политизированном противодействии США и (в меньшей степени) Копенгагена.

Россия в гренландском вопросе держится сдержанно; данная тематика освещается в СМИ достаточно скупо и отстраненно, кроме попытки Д. Трампа купить остров, которую большинство российских авторов рассматривали в контексте глобальной внешней и военной политики США21. Невысокий интерес прессы объясним с учетом ограниченного объема наших отношений с островом (хотя торговля оживилась в свете продовольственных контрсанкций России, под которые Гренландия, как нечлен ЕС, не подпадает).

В то же время вполне очевидно, что за борьбой гренландцев внимательно следят не только их братья-инуиты на севере Канады, Аляске и Чукотке, но и

другие национальные меньшинства в различных частях света. Обретение независимости огромной территорией, которая займет двенадцатое место по площади среди стран мира, безусловно, придало бы мощный глобальный импульс сецессионизму.

Происходящее в Гренландии и вокруг нее касается России и как крупнейшей арктической державы, тем более что сами датчане отводят нашей стране стабилизирующую роль в Заполярье, в т. ч. в контексте сохранения единства королевства. По итогам визита М. Пом-пео в Копенгаген в июле 2020 г. авторитетная газета ВегНпдяке Т1ёепёе в редакционной статье призывала к активизации датской дипломатии в «арктической пятерке», где нет Китая (в отличие от АС), но есть Россия, без контакта с которой Арктика будет все более смещаться «в зону риска» вооруженных конфликтов. Автор, политобо-зреватель Кристиан Моуритцен, отметил при этом: «С одной стороны, у нас с Гренландией есть общий интерес — сохранять низкий уровень напряженности в регионе. С другой стороны, нельзя и закрывать глаза на имеющиеся вызовы. Поэтому разумно поддерживать тесное сотрудничество с США, но наша политика должна иметь больше точек опоры» [Ыоитйгеп 2020].

Кроме того, реализация китайских планов по добыче сырья на острове потенциально способна принести России увеличение транзита гренландского сырья в КНР по трассе Севморпути. Если же США, напротив, удастся вытеснить китайцев с острова, то следует ожидать удвоения их усилий по закреплению в наиболее доступном им арктическом секторе — российском.

21 Аксенов С. (2019) Заполучив Гренландию, США подберутся к нам на дистанцию ракетного залпа // Свободная Пресса. 19 августа 2019 // https://svpressa.ru/war21/article/241136; Логинова К. (2020) Остров мечты: зачем Вашингтону понадобилась Гренландия // Известия. 25 апреля 2020 // https://iz.ru/1003974/kseniia-loginova/ostrov-mechty-zachem-vash-тдЮпи-ропа^Ы^-дгеЫап^а, дата обращения 17.09.2020.

В случае же полного государственного самоопределения Гренландии (которое, правда, маловероятно в близкой перспективе) очевидно, что общий расклад сил в мировой Арктике глубоко изменится. Между великими державами развернется ожесточенная борьба за влияние на остров, в которой США будут делать основной упор на военные и политические, а КНР — на экономические и имиджевые аргументы. Свои интересы будут преследовать и другие акторы (такие как ЕС, НАТО, Дания, Норвегия, Канада и др.).

России в этих условиях следует внимательно следить за обстановкой, быть готовой к любому повороту событий и отыскивать возможности для сотрудничества. Безусловного одобрения заслуживает идея МИД России, согласованная уже и с датской стороной, об учреждении почетного консульства России в Гренландии, о чем сообщил министр С.В. Лавров 9 октября 2020 г.22 Представляется, что в арктическом противостоянии США и КНР России не надо занимать чью-либо сторону, но играть собственную конструктивную роль, включая и столь деликатные вопросы, как гренландский.

Возгрин В.Е. (1984) Гренландия и гренландцы. М.: Мысль.

Гулевич В. (2020) Дания, США и независимость Гренландии // Международная жизнь. 28 апреля 2020 // https://interaffairs.ru/news/show/26171, дата обращения 14.09.2020.

Кнудсен Н. (2019) Гренландская развилка. Кому достанется самый большой остров в мире // Огонёк. № 39 //

https://www.kommersant.ru/doc/4110890, дата обращения 14.05.2020.

Криворотов А.К. (2013) Арктическая активизация Китая: взгляд из Скандинавии // Сафронова Е.И. (ред.) Китай в мировой и региональной политике. Вып. XVIII. М.: ИДВ РАН. С. 158-192.

Ahlness E.A. (2020) Nunatta Qitornai: A Party Analysis of the Rhetoric and Future of Greenlandic Separatism. Preprint. DOI: 10.13140/RG.2.2.17174.50245

Andersson P., Willaing Zeuthen J., Kalvig Per. (2018) Chinese Mining in Greenland: Arctic Access or Access to Minerals? // Arctic Yearbook-2018 (eds. Heininen L., Exner-Pirot H.) // https://arcticyear-book.com/images/yearbook/2018/China-and-the-Arctic/7_AY2018_Andersson.pdf, дата обращения 08.05.2020.

Berry D.A. (2016) The Monroe Doctrine and the Governance of Greenland’s Security // Governing the North American Arctic. Sovereignty, Security, and Institutions (eds. Berry D.A., Bowles N., Jones H.), London: Palgrave Macmillan, pp. 103-121.

Breum M. (1) (2020) Greenland’s Premier Doesn’t Foresee a US Takeover and Remains Committed to the Quest for Independence // Arctic Today, January 20, 2020 // https://www.arctictoday.com/ greenlands-premier-doesnt-foresee-a-us-takeover-and-remains-committed-to-the-quest-for-independence, дата обращения 06.05.2020.

Breum M. (2) (2020) How a US Pivot to the North Changes the European Arctic // Martin Breum, August 22, 2020 // https://www.martinbreum.dk/how-a-us-pivot-to-the-north-changes-the-europe-an-arctic, дата обращения 18.09.2020.

Danish Defence Intelligence Service (2019) // Intelligence Risk Assessment 2019, Copenhagen: DDIS.

22 Дания согласилась учредить пост почетного консула РФ в Гренландии (2020) // Аргументы и факты. 9 октября 2020 // https://aif.ru/politics/world/daniya_soglasilas_uchredit_post_pochetnogo_konsula_rf_v_grenlandii, дата обращения 09.10.2020.

Fuglede M., Kidmose J., Lanteigne M., Schaub G.Jr. (2014) Kina, Grönland, Danmark — konsekvenser og muligheder i ki-nesisk Arktispolitik, Kobenhavn: Center for militere studier.

Kleist Pedersen B. (2020) Greenlan-dic Images and the Post-colonial: Is It Such a Big Deal after All? // The Postcolonial North Atlantic. Iceland, Greenland and the Faroe Islands (eds. Körber L.-A., Volquardsen E.), Berlin: Nordeuropa-Institut der Humboldt-Universität zu Berlin, pp. 283-312.

Major M. (2019) The Relations Between Denmark, Greenland and the Faroe Islands. A Model with Future to Challenge Secessionism? // Claims for Secession and Federalism: A Comparative Study with a Special Focus on Spain (eds. Lopez-Basa-guren A., Escajedo San-Epifanio L.), Madrid: Springer, pp. 233-245.

Mingming Shi, Lanteigne M. (2019) China’s Central Role in Denmark’s Arctic Security Policies // The Diplomat, De-

cember 8, 2019 // https://thediplomat. com/2019/12/chinas-central-role-in-denmarks-arctic-security-policies, дата обращения 22.04.2020.

Mouritzen K. (2020) USAs interesse for Grönland skal vi hilse velkommen // Berlingske Tidende, 31. juli 2020 // https://www.berlingske.dk/ledere/usas-in-teresse-for-groenland-skal-vi-hilse-vel-kommen, дата обращения 17.08.2020.

0fjord Blaxekœr L., Lanteigne M., Mingming Shi (2018) The Polar Silk Road & the West Nordic Region // Arctic Year-book-2018 (eds. Heininen L., Exner-Pirot H.) // https://arcticyearbook.com/ images/yearb o ok/2018/Scholarly_Pa-pers/25_AY2018_Blaxekjr-Lanteigne.pdf, дата обращения 08.05.2020.

The Geopolitics of Rare Earth Elements (2019) // Stratfor, April 8, 2019 // https://worldview.stratfor.com/article/ geopolitics-rare-earth-elements, дата обращения 04.12.2019.

DOI: 10.23932/2542-0240-2021 -14-1 -6

Greenland and Denmark: Arctic Secessionism in a Global Powerplay

Andrey A. KRIVOROTOV

PhD in Economics, Assistant Professor, Innovation Management Department Moscow State Institute of International Relations (MGIMO University), Odintsovo branch, 143007, Novo-Sportivnaya St., 3, Odintsovo, Moscow District, Russian Federation

E-mail: a.krivorotov@odin.mgimo.ru ORCID: 0000-0001-8983-5378

CITATION: Krivorotov A.A. (2021) Greenland and Denmark: Arctic Secessionism in a Global Powerplay. Outlines of Global Transformations: Politics, Economics, Law, vol. 14, no 1, pp. 118-134 (in Russian). DOI: 10.23932/2542-0240-2021-14-1-6

ABSTRACT. Greenland, the biggest island in the world inhabited predominantly by In-uits, was a Danish colony before 1953 and has since then been a part of the Danish realm with a gradually increasing autonomy. Some 2/3 of its population favor a complete secession, but the heavy dependence upon Danish budget subsidies is the main challenge.

The Chinese government and companies have since 2005 maintained a close dialogue with Greenland as an entry point to the Arctic and a rich base of natural resources (including rare earth elements), though there has not been major investments yet. The U.S. have lately tried to halt this cooperation for the reasons of foreign, security and resource policy, and to put Greenland under a tighter American control. President Trump’s purchase offer in 2019 was the most publicized initiative. Denmark, despite its close alliance with the United States, is worried by either American or Chinese involvement and tries to become a good patron for Greenland to prevent its secession. Meanwhile, the Greenlandic authorities confirm their political will to struggle for a complete independence from Denmark.

The article suggests three medium-term scenarios, with Greenland remaining in an gradually looser union with Denmark, moving into the U.S. domain and acquiring a full statehood with a subsequent competition of great powers. Whatever the outcome, Russia shall monitor the development closely and play an active role in the Arctic, not taking a part in the US-China rivalry.

KEYWORDS: Greenland, self-rule, secessionism, Denmark, China-US confrontation, Arctic, rare earth elements, scenarios, Russia

Ahlness E.A. (2020) Nunatta Qitornai: A Party Analysis of the Rhetoric and Future of Greenlandic Separatism. Preprint. DOI: 10.13140/RG.2.2.17174.50245

Andersson P., Willaing Zeuthen J., Kalvig Per. (2018) Chinese Mining in Greenland: Arctic Access or Access to Minerals? Arctic Yearbook-2018 (eds. Heininen L., Exner-Pirot H.). Available at: https://arcticyearbook.com/ima-

ges/yearbook/2018/China-and-the-Arc-tic/7_AY2018_Andersson.pdf, accessed 08.05.2020.

Berry D.A. (2016) The Monroe Doctrine and the Governance of Greenland’s Security. Governing the North American Arctic. Sovereignty, Security, and Institutions (eds. Berry D.A., Bowles N., Jones H.), London: Palgrave Macmillan, pp. 103-121.

Breum M. (1) (2020) Greenland’s Premier Doesn’t Foresee a US Takeover and Remains Committed to the Quest for Independence. Arctic Today, January 20, 2020. Available at: https://www.arcticto-day.com/greenlands-premier-doesnt-fore-see-a-us-takeover-and-remains-commit-ted-to-the-quest-for-independence, accessed 06.05.2020.

Breum M. (2) (2020) How a US Pivot to the North Changes the European Arctic. Martin Breum, August 22, 2020. Available at: https://www.martinbreum.dk/how-a-us-pivot-to-the-north-changes-the-euro-pean-arctic, accessed 18.09.2020.

Danish Defence Intelligence Service (2019). Intelligence Risk Assessment 2019, Copenhagen: DDIS.

Fuglede M., Kidmose J., Lanteigne M., Schaub G.Jr. (2014) Kina, Grönland, Danmark — konsekvenser og muligheder i kine-sisk Arktispolitik, Kobenhavn: Center for militere studier.

Gulevich V. (2020) Denmark, USA and Greenland’s Independence. International Affairs, April 28, 2020. Available at: https://interaffairs. ru/news/show/26171, accessed 14.09.2020 (in Russian).

Kleist Pedersen B. (2020) Greenlan-dic Images and the Post-colonial: Is It Such a Big Deal after All? The Postcolonial North Atlantic. Iceland, Greenland and the Faroe Islands (eds. Körber L.-A., Volquardsen E.), Berlin: Nordeuropa-Institut der Humboldt-Universität zu Berlin, pp. 283-312.

Knudsen N. (2019) Greenland at Crossroads: Who Will Obtain the World’s

Biggest Island? Ogonyok, no 9. Available at: https://www.kommersant.ru/ doc/4110890, accessed 14.05.2020 (in Russian).

Krivorotov A.K. (2013) China’s Arctic Activization as Seen from Scandinavia. China in World and Regional Policy. Vol. XVIII (ed. Safronova E.I.), Moscow: IFES RAS, pp. 158-192 (in Russian).

Major M. (2019) The Relations Between Denmark, Greenland and the Faroe Islands. A Model with Future to Challenge Secessionism? Claims for Secession and Federalism: A Comparative Study with a Special Focus on Spain (eds. Lopez-Basa-guren A., Escajedo San-Epifanio L.), Madrid: Springer, pp. 233-245.

Mingming Shi, Lanteigne M. (2019) China’s Central Role in Denmark’s Arctic Security Policies. The Diplomat, December 8, 2019. Available at: https://thediplomat. com/2019/12/chinas-central-role-in-den-marks-arctic-security-policies, accessed 22.04.2020.

Mouritzen K. (2020) USAs interesse for Gronland skal vi hilse velkommen. Berlingske Tidende, 31. juli 2020. Available at: https://www.berlingske.dk/ledere/ usas-interesse-for-groenland-skal-vi-hil-se-velkommen, accessed 17.08.2020.

0fjord Blaxekffir L., Lanteigne M., Mingming Shi (2018) The Polar Silk Road & the West Nordic Region. Arctic Year-book-2018 (eds. Heininen L., Exner-Pirot H.). Available at: https://arcticyear-book.com/images/yearbook/2018/Schol-arly_Papers/25_AY2018_Blaxekjr-Lan-teigne.pdf, accessed 08.05.2020.

The Geopolitics of Rare Earth Elements (2019). Stratfor, April 8, 2019. Available at: https://worldview.stratfor.com/ar-ticle/geopolitics-rare-earth-elements, accessed 04.12.2019.

Vozgrin V.E. (1984) Greenland and Greenlanders, Moscow: Mysl’ (in Russian).

ЕС нужно скорее покупать Гренландию, а то ее получат КНР или США – Politico

Борьба за Гренландию накаляется, наталкиваясь на противостояние США и Китая за влияние на гигантском и малонаселенном самоуправляемом арктическом острове, который стремится в конечном счете к полной независимости от Дании.

Иван Шилов
Гренландия

Европейский союз мог бы помочь предотвратить катастрофическое развитие этой борьбы, если бы Брюссель был готов увеличить объемы поддержки, а также помочь с продвижением европейских инвестиций и созданием государственных институтов на этой богатой полезными ископаемыми территории, которая в 1980-х годах проголосовала за выход из Европейского экономического сообщества из-за спора правах на вылов рыбы, пишет Пол Тейлор в статье, вышедшей в европейской версии американского издания Politico.

Гренландия, на территории которой проживает всего 56 тыс. человек, большинство из которых — инуиты, обладает стратегически выгодным местоположением, находясь «на крыше» Североамериканского континента. На острове, на американской авиабазе «Туле», расположены крайне важный американский радар системы раннего предупреждения и спутниковая сенсорная станция. Военный объект США также оснащен достаточно длинной взлетно-посадочной полосой, необходимой для стратегических бомбардировщиков. Кроме того, на острове расположен самый северный глубоководный порт в мире.

«Соединенные Штаты стратегически считают Гренландию недостающим кусочком Северной Америки», — заявил военный аналитик правительства одной из стран Северной Европы.

«Они не хотят, чтобы Китай закрепился так близко к территории США», — добавил он.

С точки зрения же Пекина, Гренландия является возможностью с наименьшими издержками получить доступ в Арктику прямо у самого американского порога. Большинство жителей острова, не получающих субсидируемую государственную заработную плату, зарабатывают себе на жизнь ненадежной рыбной ловлей и охотой, которым угрожает изменение климата.

На сегодняшний день более половины бюджета местного самоуправления острова покрывается из Дании, однако политики Гренландии ищут новые способы увеличения доходов, особенно от добычи полезных ископаемых, рыболовства и туризма, которые в один прекрасный день могут сделать независимость от бывшего колониального хозяина экономически жизнеспособной.

Нуук. Гренландия

На местном же уровне очевиден соблазн сыграть на борьбе американских, китайских и азиатских инвесторов друг против друга. Нехватка значительных инвестиций со стороны Северной Америки или Европы делает такой поиск более актуальным.

Президент США Дональд Трамп поразил международное сообщество в прошлом году, когда он совершенно неожиданно предложил купить остров. Автономное правительство Гренландии быстро ответило, что оно не продается, а премьер-министр Дании Метте Фредериксен назвал эту идею «абсурдной», хотя президент США Гарри Трумэн тайно обращался к Дании с аналогичным предложением в 1946 году.

Хотя плохо подготовленный гамбит Трампа вызывал насмешки, он показал всю глубину опасений США по поводу риска китайского проникновения на остров. Шаг Трампа также отражал желание использовать большую стратегическую ценность острова в эпоху усиления соперничества между великими державами.

Администрация Трампа в этом году поступила более дипломатично, открыв консульство в Нууке и предоставив Гренландии пакет помощи в размере $12,1 млн. И хотя эта сумма едва ли составляет треть от объема помощи со стороны ЕС, заявлено об этом шаге было с большой политической помпой.

«Основным изменением за последние пару лет стало то, что наш союзник, Соединенные Штаты, все четче видит в Китае своего основного стратегического соперника», — подчеркнул высокопоставленный датский чиновник.

«Такое развитие событий в полной мере отразилось на Арктике», — добавил он.

По словам чиновника, интерес Китая к острову «не носит чисто военного характера, но в долгосрочной перспективе он может угрожать стратегическим интересам одного из наших партнеров».

Дональд Трамп

В прошлом году Вашингтон обратился за поддержкой к Копенгагену, чтобы заблокировать заявки китайских компаний на модернизацию единственного международного аэропорта острова, а также на модернизацию других вышедших из употребления взлетно-посадочных полос и развитие глубоководного порта для развития туризма. Нет ни дорог, ни железных дорог, соединяющих поселения, и лишь несколько отелей на гористой территории площадью 2,16 миллиона квадратных километров, около четырех пятых которой покрыто гигантским ледяным покровом.

Китайские фирмы также запросили лицензии на разведку редкоземельных элементов в Гренландии, которая считается одним из крупнейших месторождений за пределами Китая, где добывается около 70% этих минералов, используемых в смартфонах, топливных элементах, батареях, магнитах, плазменных экранах, волоконной оптике, лазерах и медицинском оборудовании.

Месторождение «Кванефьельд», распложенное на юге Гренландии, содержит около 1 млрд тонн минерализованной руды со значительным количеством редкоземельных элементов и урана, благодаря чему оно представляет особенный интерес, так как этот уран можно использовать для производства топлива для АЭС. Китайский инвестор стал в 2016 году крупнейшим акционером австралийской компании, которая проводила разведку «Кванефьельда» и ожидает разрешения от автономного правительства на начало добычи.

Вашингтон оказывает давление на власти Копенгагена и Гренландии, чтобы запретить китайским инвесторам разрабатывать это месторождение по соображениям безопасности. Правительство США также потребовало от Дании исключить китайского поставщика телекоммуникационного оборудования Huawei из инфраструктуры мобильной связи 5G на Фарерских островах. Huawei уже предоставляет инфраструктуру для модернизации внутренних телекоммуникационных кабелей и линий связи с Канадой и Исландией.

Пытаясь сдержать влияние Пекина, США больше преуспели в предотвращении инвестиций в Гренландию, чем в их продвижении. На данный момент лидеры Гренландии придерживаются мягкого подхода к сепаратизму, осознавая свои финансовые трудности. Однако обострение ситуации представить себе нетрудно.

Столкнувшись с сопротивлением, Китай отступил тактически. Но жители острова продолжат поиски средств, благодаря которым они смогли бы попытаться обрести свою государственность. Если американской и европейской поддержки будет по-прежнему не хватать, а туризм серьезно пострадает от COVID-19, Пекин может получить второй шанс на продвижение своей дипломатии.

Будут ли США стоять в стороне и смотреть, как Гренландия становится независимой под влиянием Китая, не вмешиваясь? ЕС мог бы помочь предотвратить такой решительный выбор, если бы он был готов инвестировать часть помощи и технической поддержки, которые он предоставляет развивающимся странам Африки и других континентов, где у него есть стратегические интересы.

На данный момент у Брюсселя нет даже представителя в Гренландии, хотя самоуправляющееся правительство острова имеет небольшой офис в столице Брюсселе. ЕС направляет Гренландии около €32 млн в год в виде помощи, в основном на образование, плюс ежегодный платеж за доступ к гренландским рыболовным водам.

С приходом кризиса COVID-19 Европейская комиссия осознала уязвимость ЕС перед монопольными поставщиками стратегических полезных ископаемых и других жизненно важных ресурсов. Так, она опубликовала план действий по обеспечению, диверсификации и переоформлению цепочек поставок критически важного сырья, которое будет иметь важное значение для обеспечения перехода к углеродно-нейтральной экономике.

(сс) Nanopixi
Флаг Гренландии

В этом отчете даже не упоминается Гренландия, потому что она не является частью ЕС, хотя является автономной частью государства-члена.

На этом фоне становится понятно, почему Брюсселю так сложно помочь Гренландии. Она была первым «родственником в европейской семье», который, проголосовав за выход, отвернулся от Европейского экономического сообщества в 1985 году. Тогда этот инцидент стал миниатюрным предшественником Brexit.

ЕС необходимо мыслить стратегически и забыть прежние обиды. Если Брюссель сможет развернуть свои инструменты развития, включая финансирование от Европейского инвестиционного банка, и активировать европейский промышленный альянс для добычи важнейшего сырья, Гренландия может стать строительным блоком в стремлении Европы к большей стратегической автономии.

Кто имеет влияние на гренландию

https://ria.ru/20190818/1557599210.html

Если Трамп не сможет купить Гренландию, то он заберет ее силой

Если Трамп не сможет купить Гренландию, то он заберет ее силой — РИА Новости, 18.08.2019

Если Трамп не сможет купить Гренландию, то он заберет ее силой

Желание президента США Дональда Трампа купить Гренландию, о котором на полном серьезе пишут топовые американские СМИ (Wall Street Journal и The New York Times), РИА Новости, 18.08.2019

2019-08-18T08:00

2019-08-18T08:00

2019-08-18T08:00

гренландия

дональд трамп

Желание президента США Дональда Трампа купить Гренландию, о котором на полном серьезе пишут топовые американские СМИ (Wall Street Journal и The New York Times), можно воспринимать по-разному. В соцсетях бродят шутки о том, что ему нужна Гренландия для строительства большого поля для гольфа, а один известный датский политик заявил, что сообщения о желании купить остров (а это не только территория, но еще и примерно 56 тысяч граждан Дании) — это серьезное доказательство того, что американский лидер «сошел с ума». Можно вспомнить успешный опыт покупки Аляски — территории, которая принесла США колоссальные нефтяные доходы, и заметить, что нынешний обитатель Белого дома очень любит повторять бизнес-модели, которые уже один раз доказали свою успешность. А можно прислушаться к американским экспертам, которые поставлены в сложное положение: с одной стороны, велик соблазн поиронизировать над прямолинейными предложениями Дональда Трампа, но с другой — они обязаны указать на то, что в этих планах есть рациональное зерно: США должны противостоять экспансии Китая и России в Арктике и контроль над Гренландией (в любой форме) для этого очень бы пригодился. Если смотреть на вещи совсем цинично, то официальный Копенгаген имеет все шансы пожалеть о нынешнем отказе продать Гренландию, ибо с учетом высоких ставок в геополитической борьбе за Арктику Вашингтон вполне может перейти к другим способам получения контроля над островом. Проще говоря, забрать силой то, что датское руководство не захотело продать «по-хорошему».С точки зрения геостратегических интересов Вашингтона, сохранение Гренландии под датским контролем вполне может показаться довольно неосмотрительным ходом. Как отмечает Financial Times, «в прошлом году США предупредили Данию о заинтересованности Китая в строительстве трех аэропортов в Гренландии, что в конечном итоге подтолкнуло Копенгаген предоставить финансирование (на строительство), чтобы не пускать Китай. В этом году Пекин опубликовал свой первый официальный документ по Арктике, в котором он публично обозначил перенос своих интересов в Гренландии с научных исследований на экономику. В мае госсекретарь США Майк Помпео выступил в Финляндии с речью, в которой раскритиковал «агрессивные» действия Китая и России в Арктике. «Для Америки настал момент заявить о себе как об арктической державе», — сказал он.Нужно учитывать важный момент: Гренландия, несмотря на потенциальное (но еще не используемое на полную катушку) богатство недр, рыбных ресурсов и важнейшее стратегическое расположение, — глубоко «донорская» часть датского королевства. Примерно 50% бюджета Гренландии — это дотации из государственной казны Дании и эти дотации, по оценке The New York Times, составляют 740 миллионов долларов в год (то есть примерно 13 тысяч долларов на каждого жителя). При этом на острове есть серьезное движение за независимость от Копенгагена, который постоянно сталкивается с обвинениями в «неоколониализме» и блокировании иностранных инвестиций. Обычно в качестве иностранного покровителя, который обеспечит независимой от Дании Гренландии сладкую и доходную жизнь, указывают Китай, но после того, как Дональд Трамп проявил интерес к покупке острова, гренландские сепаратисты вполне могут получить дополнительный козырь и сильнейший инструмент для внутренней пропаганды. Теперь они могут говорить о том, что Копенгаген лишает их прекрасного будущего в качестве граждан 52-го штата США, и этот пропагандистский образ намного привлекательнее, чем любые китайские альтернативы. Будет довольно забавно наблюдать за тем, как соперничают три цивилизационных нарратива: лоялистский «Гренландия — это Дания, Дания — это Европа», сепаратистский «Независимая Гренландия будет северным форпостом Китая, купающимся в деньгах» и проамериканский (тоже сепаратистский) «Гренландия — это вторая Аляска, Америка с нами, Америка сделает нас богатыми». Вышеизложенный сценарий может показаться излишне коспирологическим, но это не так, ибо даже видные датские эксперты, опрошенные The New York Times, ожидают именно обострения сепаратистских дискуссий на фоне улучшения финансовых перспектив Гренландии после предложения Трампа.»В последние годы правительство Дании усилило свое влияние на Гренландию с целью блокирования китайских инвестиций, опасаясь потенциальной зависимости Гренландии от Китая. Вмешательство Дании вызвало трения с гренландскими лидерами, которые назвали это неоколониализмом. <. > Идет дискуссия в Гренландии о стоимости независимости и о том, как за нее платить, — заявил Расмус Кьергаард Расмуссен, эксперт по вопросам Гренландии и Арктики в Университете Роскилле в Дании. — Либо они продают много рыбы, находят нефть, уран или другие полезные ископаемые и облагают их налогом. Либо они находят новую Данию, нового спонсора для покрытия 740 миллионов долларов. Этим спонсором могут быть Соединенные Штаты <…>». Он добавил, что, хотя американское спонсорство маловероятно, даже обсуждение этого могло бы помочь жителям Гренландии выяснить для себя, где они могут найти замену миллионам, присылаемым из Дании каждый год». История американских успехов на Украине наглядно показывает, что брать на содержание всех жителей Гренландии нет необходимости. Датский эксперт крайне наивен, считая, что реальное понимание экономических последствий потери датских субсидий (и доступа к датскому и европейскому рынку сбыта) хоть сколь-нибудь серьезно повлияет на судьбы Гренландии. Вашингтону будет достаточно просто взять на содержание лидеров гренландских сепаратистов, оказать им информационную поддержку через свои СМИ и НКО и срочно «найти» нарушения права человека, которые совершает «кровавый копенгагенский режим и его марионетки». Дальше — дело техники. Кстати. Если администрация Трампа действительно «угонит» у Дании Гренландию, то это будет даже справедливо: пускай датские политики почувствуют на себе, что такое евроатлантическая солидарность и американская благодарность за все усилия Дании по блокированию «Северного потока — 2».

Дания, США и независимость Гренландии

10:07 28.04.2020 • Владислав Гулевич, журналист-международник

Вашингтон намерен открыть консульство в Гренландии и предоставить этой автономной территории в составе Дании $12 млн. финансовой помощи (1).
В прошлом году США неудачно предложили идею купить остров у Дании – уже в третий раз, предыдущие два раза такое предложение прозвучало в 1867 г. и в период правления Гарри Трумэна.

Гренландия интересна Вашингтону из геополитических и экономических соображений. Остров прикрывает выход из Северной Атлантики в Северный Ледовитый океан (в условиях независимой политики России и Китая в Арктике это приобретает для Вашингтона немаловажное значение), является перевалочным пунктом для авиамаршрутов из Северной Америки в северо-западную Европу и обеспечивает оборонное прикрытие северо-восточных рубежей США и Канады.

В контексте гренландского вопроса американские стратеги реанимирует терминологию холодной войны, говоря о стратегической важности GIUK – морских коридорах между Гренландией (Greenland), Исландией (Iceland) и Великобританией (the United Kingdom). Военное присутствие в Гренландии (военная-воздушная база Туле) обеспечивает американцам доступ к Северному полюсу, повышая их военно-политическую конкурентоспособность в регионе.

Основу гренландской экономики составляет рыбная промышленность и добыча редкоземельных металлов. Но этого недостаточно, и она не может существовать без финансовой поддержки со стороны Дании, ежегодный объём которой достигает $650 млн. А это более 50% годового бюджета Гренландии (2). Соединённые Штаты готовы взять это бремя на себя, но датчане против. Для них утрата Гренландии означает лишение крупных залежей урана, цинка, золота, платины, свинца, криолита и редких металлов, используемых в мировых военно-промышленных разработках и утрату Данией статуса арктической державы. Мировым экспортёром редкоземельных металлов является Китай. И покупка Гренландии избавила бы США от китайской зависимости в этом вопросе.

Актуальность гренландского вопроса для американской дипломатии будет увеличиваться, поскольку Вашингтон заинтересован в поддержке независимости острова от Дании, либо, как минимум, в расширении автономии острова, учитывая американские интересы в вопросах обороны и внешней политики. В условиях геополитической и геоэкономической трансформации мира, выражающейся в ослаблении интеграционных процессов в Европе, экономическом росте стран Юго-Восточной Азии и утратой коллективным Западом планетарной монополии, США не хотят, чтобы кто-то другой стал главным опекуном гренландской независимости.

В 2014 г. правительство Гренландии, пользуясь правом открывать свои представительства при датских посольствах, открыло свою миссию при посольстве Дании в США. Судя по всему, это указывает на заинтересованность гренландцев в углублении отношений с Вашингтоном. Интерес явно взаимный, т.к. США подспудно пересматривают прежнюю тактику удержания Гренландии в составе Дании, свидетельством чему может служить скорое появление на острове американского консульства – шаг, к которому Вашингтон не прибегал в течение последних шестидесяти лет, предпочитая взаимодействовать с Нууком через Копенгаген.

Продвигая свои интересы в регионе, Вашингтон координирует свои действия с Канадой, поскольку без военно-политического союза с нею гренландская политика США – неполноценна и не имеет смысла.

При этом Оттава движется своим путем: она готовит идеологическую базу для усиления своего виляния в Арктике и Гренландии, в частности. Речь о пан-инуитизме (pan-Inuitism) – идеологии цивилизационно-культурного и социального единения эскимосов (инуитов) Канады и Гренландии в трансграничное сообщество с общим видением способов разрешения социальных, экологических, экономических проблем и вопросов сохранения языка и этнической культуры.

Вашингтоном этот вектор усилий Оттавы приветствуется, ведь цивилизационно-культурная переориентация инуитов, которые составляют большинство из 56-тысячного населения Гренландии, на англосаксонский мир позволит усилить присутствие США и Канады в Арктике.

В дальнейшем темпы и масштабы гренландской политики США будут определять следующие факторы:
результаты решения вопроса о принадлежности Северо-Западного морского пути (Northwest Passage), который пролегает вдоль канадского побережья и соединяет Атлантический и Тихий океан.

Оттава считает, что Северо-Западный морской путь находится в канадских территориальных водах, но это утверждение разделяется не всеми странами. От того, удастся ли Оттаве «забрать» Северо-Западный путь себе или на него будет распространяться суверенитет других государств, зависят контуры стратегии США в Арктике. Контроль над Гренландией означает контроль над судоходством через Северо-Западный путь;

темпы реализации Нууком достигнутой договорённости с Копенгагеном о постепенном сокращении экономической помощи за счёт её покрытия доходами от добычи земельных ресурсов в Гренландии вплоть до полной финансовой автономности острова.

Можно с уверенностью предположить, что финансовая независимость Гренландии спровоцирует в гренландском обществе рост сепаратистских настроений, и в этот момент США захотят быть рядом с гренландцами;

— степень геополитического влияния Дании в регионе. В случае ослабления позиции Дании, во избежание появления нежелательных конкурентов Вашингтон без сомнения поддержит гренландскую независимость;

На текущем этапе политику Дании по отношению к Гренландии можно охарактеризовать как невнятную, с определённой долей растерянности. Датские власти стараются угодить гренландцам, предоставляя острову всё больше автономных прав, оставляя за собой только право на внешнюю политику, внешнюю экономику и оборону.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *