Тутаев как перебраться на другой берег
Перейти к содержимому

Тутаев как перебраться на другой берег

  • автор:

Что нужно Тутаеву, чтобы стать жемчужиной Золотого кольца

Что нужно Тутаеву, чтобы стать жемчужиной Золотого кольца

04.08.2021 06:00
Елена Новоселова

В городе, где киношники 30 раз снимали волжскую провинцию и «старую Москву», пока еще живы купеческие особняки 19 века, с деревянной резьбой, каменным основанием и милой светелкой на втором этаже. Но они горят и рушатся, а у обитателей этих памятников архитектуры нет тех миллионов, которые нужны, чтобы провести реставрацию. Как живет Тутаев — один из малых городов России, который попал в «список президента» по расширению маршрутов Золотого кольца?

80 км до соседней улицы

Раньше город назывался Романов-Борисоглебск. И действительно, есть в нем какая-то двойственность. С одной стороны, 11 открыточного вида храмов, 16 музеев, многочисленные художники и волонтеры-«дачники», которые спасают умирающую старину. С другой — оставшаяся с советских времен инфраструктура, плохие дороги и крошечный бюджет.

На борисоглебской правой стороне живет 35 тысяч человек, на романовской — около пяти. Между ними Волга, а моста или хотя бы парома нет. Может, левый берег поэтому и сохранил свой патриархальный исторический вид, что комсомольская стройка Тутаевского моторного завода бурлила на правом. Одним — история, тенистые улицы и аромат провинции, где Борис Кустодиев рисовал своих колоритных купчих. Зато другим — работа, инфраструктура и городская больница. Горожане с левобережья, если вдруг понадобится пойти в знаменитый Воскресенский собор с его самой большой в России иконой «Спас Всемилостивый», пользуются муниципальным катером или частной моторкой, стоимость поездки одинаковая — 35 рублей. Но это летом, а когда нет навигации, в соседний район, до которого 600 метров — ширина Волги в этом месте, приходится ездить на автобусе через Ярославль. 80 километров и полтора часа времени. Туристические теплоходы сейчас причаливают только к правому берегу, у левого — аварийный причал, его починка — не для бюджета Тутаева.

Из одного района города в другой можно добраться только на катере или моторке. Но это летом. А когда нет навигации — 80 км на автобусе через Ярославль. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Волонтер Юрий

Советской истории на романовской стороне мало: несколько парковых скульптур, кинотеатр «Экран», где располагается экспозиция «Тутаев и в жизни, и в кино» с рассказом, как Гайдай снимал Старгород для «12 стульев», улицы, названные в честь революционеров… На главной, Ленина, уникальное историческое здание Общественного собрания. Облезлая коробка без крыши с остатками кирпичного декора, насквозь проросшая деревьями.

Рядом многоквартирный дом купцов Дегтяревых. Не дожидаясь, когда он рухнет, власти успели расселить жильцов. Недавно сгорел такой же дом-памятник. Хозяева что-то отмечали, пока ходили за добавкой, вспыхнула проводка…

Аварийные памятники архитектуры, которые идут под расселение, головная боль не только Тутаева, сетует Юрий Стародубов. Он московский историк и волонтер объединения «РеставросЪ», основанного Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры. Тутаев для него — это город предков, малая родина, где у бабушки прошло летнее детство. «По закону, если дом не является объектом культурного наследия, он сносится, а землю продают на аукционе, — объясняет он. — Но если это памятник, снести его нельзя. Нужно выставлять на аукцион, правда, очереди из инвесторов нет. Из-за гигантских расценок на реставрационные работы, их не покупают даже за символическую цену».

Чтобы спасти готовый развалиться памятник федерального значения 18 века «Строгановский амбар», Юрий выкупил его за полмиллиона. Деньги собирал по друзьям и знакомым. Сейчас своды огромного пространства поддерживают импровизированные подпорки из очищенных от коры стволов. Внутри частный музей. Несколько раз в год, по знакомству и из уважения, сюда полулегально приезжает известный столичный архитектор и проверяет, нет ли опасности обрушения.

Своды готового развалиться памятника XVIII века — Строгановского амбара — сейчас поддерживают подпорки из очищенных от коры стволов. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

В Юрином музее несколько экспозиций. Нам особенно понравилась выставка «Из истории русского строительного искусства»: черепица 17 века, гидроизоляция из бересты, образцы рубки фронтонов, клейменные старинные кирпичи.

— Реставрационный проект стоит несколько миллионов, авторский надзор и сама реставрация — еще больше, — отвечает краевед на вопрос, как привести амбар в порядок и при этом не нарушить закон.

Если говорить о тех зданиях в городе, которые имеют любую степень охранного статуса (федерального или других), входят в реестр объектов культурного наследия, их несколько десятков.

Юрий Стародубов выкупил обветшавший памятник архитектуры «Строгановский амбар» за полмиллиона рублей. Помогли друзья и спонсоры. Теперь там несколько интересных выставок. Например, о керосинках. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

— Реставрации требуют все. Включая те, которые, назовем вещи своими именами, уже отремонтированы владельцами, — Юрий предельно откровенен. — А по закону хозяин не имеет права даже гвоздь лишний в стену памятника забить. Должен нанимать реставрационную фирму, имеющую лицензию.

Но реставрационный рынок в России сейчас ориентирован на крупное государственное финансирование. Там фантастическое ценообразование, хотя реальная стоимость работ может быть в несколько раз ниже, уверяет Стародубов, который объездил с волонтерами-реставраторами пол-России.

Для обычных жителей домов-памятников такие расценки запредельны. Может быть, поэтому некоторые лепят на старинные стены гипсовую плитку, делая из изящного особняка в стиле модерн уродливый современный коттедж. Такой мы видели на набережной романовской стороны, откуда Кустодиев писал свою знаменитую картину «Гуляние на Волге».

Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Но даже если бы деньги нашлись, реставрировать некому, и это огромная проблема не только для Ярославля.

— У нас в области всего несколько профессиональных реставраторов. Просто физически они не смогут объять то количество памятников, которое требует ухода в каждом малом городе. А реставраторы-производственники (каменщики, штукатуры, плотники) вообще вымирающая профессия, — печалится Юрий.

Между тем в последние годы в Тутаеве за федеральные деньги отреставрировано всего несколько объектов, в основном это храмы. Единственное исключение — это «Домъ на Новинской» — филиал Ярославского художественного музея. Сейчас там открылся Музей банковского дела.

Эта пожарная каланча «засветилась» в фильме Леонида Гайдая «12 стульев». Старгород сыграл Тутаев. «Домъ на Новинской» в Тутаеве. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Многодетная мама Виктория

Памятнику архитектуры начала 20 века — особняку купца Колчина повезло. Вложив в покупку свой материнский капитал и кредит, его отремонтировала и открыла там бесплатный музей многодетная мама Виктория Фомина. Режиссер христианского кино и преподаватель Психолого-педагогического университета, она искала место, где будет лучше ее дочке Маше, которой поставили диагноз фотоастения, то есть нехватка солнечного света.

— Потолка и пола нет, полная разруха. Но мне сразу стало понятно: тут надо делать музей, — Вика показывает особняк и заодно угощает холодным арбузом.

Дом оказался, что называется, с историей. В 1910-х годах здесь жил первый фотограф Иван Пудович Козлов, автор большинства открыток старого Романова. Предположительно, именно у него останавливался знаменитый Прокудин-Горский, с которым Козлов был хорошо знаком. Виктории удалось найти работы Козлова, его портреты. С «контролек» из Библиотеки Конгресса сделали оттиски на обогреватели с храмами Романова 1910 года.

Музей духовной истории, которая, как говорит его хозяйка, «не в бревнах, а в ребрах», был поддержан гражданами, православной премией «Жить вместе» и президентским грантом. Часть книг — наследство достоевсковеда Юрия Селезнева, переданное его вдовой, другая — пожертвования московского храма Девяти мучеников Кизических. Стулья — подарок из Елоховского собора. Картины — местных художников. Знаменитый мультипликатор Владимир Зуйков (Вика работала на его кафедре режиссуры анимации во ВГИКе) отдал большую цветную тушь с авторским образом Винни-Пуха. Позвонил и сказал: «Продай и сделай музею крышу».

— Не стоит село без праведника. На крестный ход с иконой Спаса Всемилостивого местные женщины надевают сарафаны. И это не а-ля рус и не экзотика, а обычная череда здешней жизни. Но при этом не помнит Романов своих святых и называется Тутаевом — в честь случайно подвернувшегося под пулю красноармейца.

На борисоглебской стороне живет 35 тысяч человек, на романовской — около пяти. Между ними Волга, а моста или парома нет. Когда нет навигации, в соседний район, до которого 600 метров — ширина Волги, приходится ездить на автобусе через Ярославль. 80 километров и полтора часа времени

Главный парадный зал купеческого особняка отдан огромному интерактивному макету. В течение полутора лет над ним работали 36 человек — вся округа художников, в том числе профессиональный скульптор. Когда включают подсветку и видеопроектор, а на стене оживает печальная история города, становится не по себе. Над макетом на тонких нитях парят фотографии горожан — местных новомучеников, которые уже прославлены как святые. На обратной стороне фото — их иконографические изображения. «Эти люди освящают своими делами и добром этот город, но в отличие от отца Павла Груздева, чудотворца и старца, на могилу к которому в Тутаев едут из всех концов страны, их не знает практически никто», — поясняет идею музея Виктория.

Над интерактивным макетом Романова-Борисоглебска полтора года работали 36 человек — вся округа художников, в том числе профессиональный скульптор. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Только что, опять вложив свою зарплату и гонорары, она вместе с сотрудником Джекобом Бруксом сделала историографическое издание, посвященное житию одного из таких забытых людей — отца Михаила Белороссова. Он был настоятелем Воскресенской церкви. Когда храм закрыли, решил уехать в Ярославль, чтобы прокормить семью. Его пристрелили по дороге. То ли позарились на крест, то ли прямо в полевых условиях приговорила тройка «за антисоветскую деятельность».

Американец Джекоб

Высокий красавец с окладистой русской бородой Александр два дня в неделю на велосипеде приезжает в особняк Колчина и ведет экскурсии на русском, а если понадобится, и английском языке. Александр он в православном крещении, а на родине его звали Джекоб Брукс. В самые сложные времена, когда особняк Колчина больше напоминал руины, он пришел к Евдокии (так по крестильному имени Брукс называет Викторию) и попросился в помощники. Приходил, открывал холодный дом и ждал посетителей даже в мороз. «Мы жили тогда на правом берегу, и когда Волга замерзала, ездил на другой берег через Ярославль», — буднично и обстоятельно рассказывает он свою историю.

Американец Джекоб Брукс пришел в Музей духовной истории, когда тот больше напоминал руины. Попросился в помощники. Теперь ведет экскурсии на русском и английском языках. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Джекоб окончил университет в Чикаго по специальности «Русский язык» с вполне конкретными целями — переводить жития святых и православную литературу на английский. Вера сына в то, что православие — «самая глубокая и изначальная» религия, убедила и его родителей. Те тоже крестились в православном храме.

«В США знание русского языка сейчас мало востребованы, — говорит Александр-Джекоб. — Когда я учился, кафедра русского языка была внутри немецкой. А за 10 лет до этого в нашем университете была отдельная кафедра русского». Чтобы совершенствоваться в языке Пушкина, он поехал в Россию, где встретил будущую жену — переводчика с английского.

По мнению православного американца, жить в больших российских городах хорошо, пока ты один. Семейным это не подходит. «Дворняжки справляют малую нужду в песочнице, в маленькой квартирке с четырьмя детьми не развернешься». Бруксы перебрали несколько мест, в том числе такие признанные жемчужины русской провинции, как Сергиев Посад, Переславль-Залесский, Ростов Великий, и остановились на Тутаеве. Сейчас Александр уже почти свой человек в романовской тусовке художников, журналистов, музейщиков. Житийные переводы и цитаты православных старцев и мыслителей он публикует в соцсети. И у него несколько тысяч подписчиков по всему миру. В своем полусельском житье с семейными походами в Троицкий храм и «большей, чем в Америке, степенью свободы для детей» Брукса практически все устраивает. Что категорически не нравится, так это манера соседей жечь пластмассу. Этот запах, по его мнению, никак не вписывается в здешнюю красоту. О приоритетах возрождения города говорит так: «Я бы лучше ездил по плохим дорогам, только бы не видеть, как разрушаются и погибают старинные особняки и дома».

Художники

В Тутаеве живут и работают 15 семей художников. Например, Александр Железнов — очень известный в мире художник по коже. Его изделия украшают коллекции музыканта Криса Нормана и писателя Паоло Коэльо. Или Дмитрий Петров, который помогал своему оскароносному отцу рисовать фильм «Старик и море».

Члена-корреспондента Российской академии художеств Илью Комова мы встретили едущим на велосипеде с картиной под мышкой. На романовской стороне он теперь проводит большую часть времени, лишь ненадолго уезжая в Москву или во Францию. Про Комова местные рассказывают, что он кучу народу переселил в Тутаев и даже «французских галерейщиков крестил в Волге».

Члена-корреспондента Российской академии художеств Илью Комова мы встретили едущим на велосипеде с картиной под мышкой. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

— Восстанавливать Тутаев как Мышкин — это преступление, — без обиняков заявил он. — Там ведь многое попросту снесли и построили заново буквально из пластмассы, превратив город в коммерческий ларек. Тутаев пока живой. Не нравится художнику и идея властей вместо парома сделать канатную дорогу: «Представьте себе: встанет поперек Волги вся эта конструкция! Туристы за 500 рублей будут переправляться на левый берег, а какой-нибудь бабульке нужно в больницу, и канатная дорога встанет для нее в полпенсии».

Сейчас сообщество тутаевских художников готовится к Арт-фестивалю, который намечен на 21 августа. Надеются привлечь внимание людей с деньгами, которые захотят купить какой-нибудь домик и привести его в порядок.

Так в свое время сделала художница и крупный галерист Лилия Славинская. Она выкупила особняк пушкинского времени и очень бережно переделала его в гостиницу для художников. В обывательском понимании Лилия просто сумасшедшая. «Что она с этим домом так носится? — изумлялся один из строителей. — На эти деньги можно пять таких построить!» Между тем Славинская — создатель первой в стране частной художественной галереи, которая располагалась сначала в залах Союза художников СССР на Тверской, а потом в Центральном Доме художника на Крымском Валу. Когда его закрыли, все шедевры ее коллекции переехали в Тутаев. «А собрание картин у Славинской чуть ни не самое лучшее в России», — резюмирует Комов.

— Иногда открываешь калитку, чтобы за хлебом сходить, а там человек 20 с фотоаппаратами, — включается в разговор еще одна москвичка и жительница романовской стороны Ольга Мотовилова.

Хозяйка частного Музея духовной истории Виктория Фомина считает, что не стоит село без праведника. Она ведет поиск жителей Тутаева, пострадавших за веру. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Она украшает яркими граффити в стиле примитив тутаевские дома и заборы. Подписывает сюжеты народными пословицами. Говорит, что это спасает старинный город от глухого профнастила. Никто не пройдет мимо ее баб в цветастых сарафанах, череды батюшек с подписью «Человек предполагает, а Бог располагает» и мужиков, приготовившихся к выпивке (народная мудрость для них: «Стопочки да рюмочки, приготовься к сумочке»). Рыжие корги с характерными именами Малевич, Кустодиев, Куинджи всюду следуют за хозяйкой и с удовольствием фотографируются на фоне своих портретов (подпись на заборе: «Корги много не бывает!»).

«Корги много не бывает», — написала художница Ольга Мотовилова на одном из заборов, которые она расписывает граффити под примитивизм. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

«Чтобы люди любили свой город, — просто комментирует Ольга свою работу. — Я спрашиваю местных выпивох: вы тут слова из трех букв не пририсуете? Отвечают: ты че, мы же разбираемся в искусстве».

Нью-Тутаев

Хорошо, что на левом берегу есть старинные особняки, но, к счастью, их мало, делает оговорку по Фрейду глава Тутаевского района, у которого нет денег, чтобы отреставрировать памятники так, как хотелось бы Юрию, Виктории или Илье.

На левом берегу Тутаева пока еще живы классические купеческие особняки с деревянной резьбой, каменным основанием и милой светелкой на втором этаже. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Выпускник сразу двух факультетов Ярославского госуниверситета имени Демидова (информатики и вычислительной техники, а также экономики) Дмитрий Юнусов работает в администрации района с 23 лет. Параллельно преподает в альма матер. Руководитель молодой и продвинутый. За те пять лет, пока возглавляет район, Тутаев два раза попадал в топ-10 моногородов по динамике развития. В 2019-м оказался в пятерке городов выходного дня вместе с Москвой и Севастополем. Тогда же получил первое место в национальной премии Russian Events Awards за фестиваль «Перед Спасом».

Мало того, цифровая система управления муниципалитетом, разработанная командой Юнусова, стала лучшей в конкурсе Агентства стратегических инициатив по направлению «Цифровая экономика». Теперь ее используют в других городах. Поэтому попадание в шестерку малых туристических городов Центральной России, которые будет раскручивать и поддерживать правительство, вряд ли стало совсем уж неожиданным. «Для нас это очень важно, потому что Тутаев — моногород. У нас высокий уровень безработицы. Нужно поддерживать инфраструктуру. А ресурсов внутренних не хватает, — видно, как тяжело дается это признание амбициозному главе района. — Но в самых ближайших планах у нас 2700 новых рабочих мест, часть даст самая большая в Европе фабрика мороженого, которую откроют в августе». Шустрые тутаевские власти влезают во всевозможные федеральные программы, чтобы справиться с хорошо всем известными болезнями провинциального города. Дважды побеждали в конкурсе минстроя «Малые города, исторические поселения». «По итогам первого благоустроили Волжскую набережную на правом берегу, по итогам второго — благоустроим набережную на левой стороне, — обещает Дмитрий. — В этом году большие инвестиции привлекли на благоустройство старинной части города. 85 миллионов».

Правительство России еще в мае поручило руководству Тутаевского района разработать свой бизнес-план по раскрутке города. И он практически готов. Например, власти предлагают инвесторам два куска земли на берегу Волги практически за символическую цену для строительства четырехзвездочных гостиниц. В планах обустройство причала и строительство канатной дороги, которая, по мысли главы района, сможет решить транспортную проблему, будет востребована у туристов, поэтому быстро окупится. Есть идея преобразовать в модном стиле здание «Льномануфактуры», которая недавно закрылась, не выдержав конкуренции с китайцами.

— Нью-Васюки? — догадываюсь я. Лофт-пространства и стоянки для яхт в городе, где в грозу отключают электричество, потрясают.

Глава Тутаевского района Дмитрий Юнусов: На что посмотреть, у нас не меньше, чем в Суздале или Мышкине. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

— Совсем нет, — не обижается молодой глава. — На что посмотреть, у нас не меньше, чем в Суздале или Мышкине. Развит православный туризм, на крестный ход с иконой Всемилостивого Спаса собирается до четырех тысяч человек. Наш Воскресенский собор ни на один день не закрывался даже в суровые советские времена, там замечательные росписи.

Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Первая женщина-космонавт Валентина Терешкова — местная. Святой адмирал Федор Ушаков родился недалеко. Кустодиев здесь писал картины, как в Плесе Левитан. Брендов у Тутаева полно: романовская овечка, романовский луг, романовский гвоздь, баранки.

Достопримечательность правого берега — Парк СССР с пионерами и другими знаковыми скульптурами советской эпохи. Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

И в самом деле, чем овца хуже мыши.

Сезон навигации. Переправа через Волгу, разделяющую город Тутаев

Кадр из фильма Юлии Вишневецкой, Ренато Серрано и Никиты Татарского

Маленький туристический теплоход «Борис Кустодиев» летом, с раннего утра до позднего вечера, заменяет полноценную паромную переправу в городе Тутаев в 40 километрах от Ярославля. Моста между берегами нет, и город разделен на две части: правый берег Тутаева сейчас считается более развитым, левый – «аутентичным».

Переправиться на теплоходе занимает меньше десяти минут и стоит 35 рублей. Люди на палубе обсуждают жизнь, цены – разные на двух берегах, рассказывают об истории города, и о том, что зимой переправляются через реку по льду, и в межсезонье, весной, это опасно.

Фильм Юлии Вишневецкой, Ренато Серрано и Никиты Татарского.

До XIX века здесь было два населенных пункта – Романов на левом берегу и Борисоглебск на правом. В 1822 году они были объединены под именем Романов-Борисоглебск, а в 1918-м город город был переименован в Тутаев – в честь красноармейца, погибшего на романовской стороне при подавлении Ярославского восстания.

До 1970-х годов административный центр поселения был на левом берегу – здесь находились больница, почта, военкомат. Но когда в 1969 году в Тутаеве стали строить моторный завод, жизнь переместилась на правый берег – сотрудники завода могли получить квартиру рядом с работой, и многие левобережные жители переехали на другую сторону Волги. Сейчас правый берег Тутаева считается более развитым, цивилизованным, а левый – «аутентичным» – там нет строительства, и купеческий Романов сохранился в прежнем виде.

Между двумя берегами Тутаева никогда не было моста. Разговоры о его строительстве ведутся с советского времени и становятся особенно актуальными весной и осенью, когда навигация не работает, а на реке нет льда, по которому жители города пересекают реку зимой. Летом между берегами Волги курсирует «Борис Кустодиев», который заменяет полноценную паромную переправу – в 2020 году администрация Тутаева отказалась от сотрудничества с Ярославским речным портом, который предоставлял паром, – и если нужно попасть с одного берега на другой на машине, приходится делать двухчасовой крюк через Ярославль. «В деньгах не договорились, – объясняет капитан «Бориса Кустодиева» Денис Печаев. – Речной порт поставил такие условия, что это никому не выгодно».

Билет на теплоход стоит 35 рублей, столько же можно заплатить лодочникам-частникам, которые постоянно дежурят на берегу. «Моста нам не хватает, а остальное все нормально, замечательно», – говорят пассажиры теплохода. «40 лет назад на предприятиях собирали по 5, по 10 рублей для строительства моста. Все заглохло».

«Левая сторона была основана в 1283 году и названа Романов в честь углического князя Романа, – рассказывают во время переправы образованные школьники. – Правобережье основано в 1238-м, основу положили беженцы из Ярославля, когда было монгольское нашествие, они назвали в честь страстотерпцев Бориса и Глеба».

«Когда попадете на левый берег, вы попадете в XIX век, по сути дела. Там аутентичны очень многие вещи. Повезет, увидите лошадь с повозкой». «Все внимание – правому берегу. Здесь центр цивилизации. Проблемой является переправа всесезонная, тратить по два часа в одну сторону [в несезон, через Ярославль], чтобы с левого берега добраться на работу на правый… А зимой – идти пешочком [через реку], когда пурга, мороз, с горки спустился, в горку поднялся».

Ferry on Volga in Tutayev

«Мы не будем ездить [на левый берег], там вообще все пропадет, деревень не будет. Медведи ходят. Женщина, с которой мы сейчас стояли на остановке, [говорит]: у нас прямо в деревне медведь. Он вылезает на дорогу, потому что уже все заросло лесом, к деревне подступил лес. Занимаемся в огороде вечером и боимся, что выйдет медведь. Будем по деревне скоро со свистком ходить». «Рысь прошла мимо меня. Я стою на остановке возле себя, а она идет с того края на этот, посмотрела на меня и пошла дальше. Я быстрее звонить охотникам, Василию Ивановичу: Василий Иванович, вы хоть там наведите порядок в лесах, рыси ходят. Он говорит: да она тебе ничего не сделает. А вдруг прыгнет на меня?»

Монолог капитана

Денег много не заработаешь. Это уже как образ жизни. В 16 лет я купил свою первую лодку. Устраивался на стройку, все лето работал в каникулы. Раньше очень много лодок было. А если у тебя свой катер, своя лодка моторная – это вообще, девчонку посадил, поехал, куда она денется из нее.

Родилась дочка, надо было работать, год не доучился. Веселые 90-е годы, конец 90-х. Автосервис у меня был, потом водолазное дело – тоже случайно, друг был водолазом-инструктором: приходи, давай попробуем. Раз спустился, два спустился. Потом пошел, отучился. Поиск, подъем трупов, обследование пляжей. Всяко бывало. Допустим, в межсезонье не каждый же прыгнет в полынью холодную за другим человеком, чтобы того вытащить. Если не ты, тогда уже никто.

Зимняя переправа, самая основная работа у спасателей в межсезонье, когда ледостав, ледоход идет, самое напряженное. Люди идут, проваливаются, приходится вытаскивать. Весной [как-то], тропа закрыта, я подъезжаю к дому, звонят: Викторович, у нас человек провалился. Я возвращаюсь, быстренько костюм, за ним. Мужичок, за 60, пасечник, с этими рамками от ульев в рюкзаке. Если бы не рюкзак, он бы ушел [под воду]. То есть он провалился и повис на этом рюкзаке, зацепился за льдину. Вытащили его. А он, оказывается, живет недалеко, я говорю: ну садись, поехали. Он сырой, постелили ему пленочку. Довез до дома, все по-человечески. На следующий день начинает орать, [мол] жалобу буду писать прокурору. – Мужчина, а в чем дело? – Вчера меня спасатели вытащили. – Так вытащили, спасли. – Да, спасли. Только почему они меня спасли на правый берег, мне надо было на левый? Объяснительную пришлось писать, как-то надо ответ давать, почему мы его спасли на правый берег, а не на левый.

Как перебраться через Волгу в Тутаеве

Вопрос: Насколько знаю в Тутаеве нет моста но город построен на обоих берегах Волги. Как же местные жители и туристы справляются с такой проблемой?

Тутаев состоящий из двух районов которые сейчас называются Борисоглебской и Романовской сторонами а раньше были отдельными городами разделен Волгой. Город знаменит в том числе и тем что берега реки тут не связаны мостами. Как же перебраться с одного берега на другой?

В теплое время города к услугам местных жителей и туристов паромная переправа. Первый паром начинает курсировать в 6 часов утра последний – в 22 часа. Суда ходят с перерывом в полчаса. В пути пассажиры проводят около 10 минут. Билет на паром стоит дешево – около 30 рублей. На паромы также принимают автомобили и велосипеды. За них придется платить отдельно.

Если вы спешите и не можете ждать следующего парома на другой берег можно переправиться на частной моторке. Лодочники берут за проезд те же 30 рублей.

Примерно в ноябре паромная переправа прекращает свою работу. С этого момента и вплоть до конца апреля перемещение между берегами превращается для местных жителей в целое приключение ведь попасть на противоположный берег можно будет только через Ярославль который находится в 34 км от Тутаева.

К сожалению зимой по Волге в Тутаеве не ходят даже моторки поэтому сэкономить время и силы на проезде не получится.

Тутаев как перебраться на другой берег

https://ria.ru/20211010/gorod-1753672612.html

«Тонут по пути на работу»: что происходит в российской глубинке

«Тонут по пути на работу»: что происходит в российской глубинке — РИА Новости, 10.10.2021

«Тонут по пути на работу»: что происходит в российской глубинке

Город Тутаев Ярославской области Волга делит на две части. Летом добраться с одного берега на другой можно на теплоходе или лодке, зимой — пешком по льду, а в. РИА Новости, 10.10.2021

2021-10-10T08:00

2021-10-10T08:00

2021-10-10T23:52

ярославская область

борисоглебск

МОСКВА, 10 окт — РИА Новости, Мария Марикян. Город Тутаев Ярославской области Волга делит на две части. Летом добраться с одного берега на другой можно на теплоходе или лодке, зимой — пешком по льду, а в межсезонье — только в объезд через Ярославль. Местные десятки лет ждут, когда построят мост. Но у чиновников все тот же ответ: «Денег нет».Город на двух берегахТутаев образовался из Романова и Борисоглебска, объединенных в 1822 году по царскому указу. Долгое время главным был левый берег. Но в 1970-х на противоположной стороне запустили Тутаевский моторный завод и людей начали селить вокруг градообразующего предприятия.»Может, это и к лучшему. Если бы принялись застраивать левый берег, мы бы лишились уникальных памятников архитектуры», — говорит директор центра культуры и туризма «Романов-Борисоглебск» Евгений Пелевин.Полноценной переправы никогда не было. Перебирались в основном на лодках. «Мост здесь не стали строить даже в советское время. Считалось, что это экономически нецелесообразно», — продолжает Пелевин.Сейчас по реке шириной 650 метров курсирует пассажирский теплоход. Еще в прошлом году действовала грузовая переправа — перевозили автомобили, скорую помощь, технику коммунальных служб. Теперь ничего нет — приходится пользоваться объездной дорогой. Дело в том, что руководство города отказалось от сотрудничества с Ярославским речным портом — не сошлись в цене.В администрации Тутаевского муниципального района РИА Новости объяснили: порт повысил тариф на паром — требуют 9,5 миллиона рублей в год. Город себе такого позволить не может. Коммерческие и государственные (полиция, скорая) организации тоже не пользуются переправой из-за высокой стоимости — пятьсот рублей в одну сторону.В этом году город купил теплоход, в планах и грузовой паром. «Борис Кустодиев», рассчитанный на 50 пассажиров, отчаливает каждые полчаса. Билет — 35 рублей, льготный – 17. Многие жалуются, что наклон трапа на судне слишком крутой: пенсионеры и матери с колясками не могут самостоятельно подняться на борт. Есть и «такси» — цены у лодочников-частников те же.Капитан теплохода, 41-летний Денис Печаев, в юности тоже был лодочником — первую плоскодонку купил в шестнадцать. Потом работал водолазом, руководил местной спасательной станцией, патрулировал берег.По его словам, зимой люди ходят через реку по льду по специально размеченной тропе. Также администрация запускает автобус через Ярославль: выезжает рано утром, последний рейс — в шесть вечера. Кто не успел — пешком. Самый напряженный период — межсезонье. Каждый год находятся те, кто игнорирует правила безопасности.»В 2014-м было восемь утонувших, еще 12 человек удалось спасти. Причины разные. Как-то по весне один мужичок, пасечник, провалился и зацепился рюкзаком за льдину. Успел, вытащил. Выяснилось, он живет рядом со мной. Я его до дома довез. А на следующий день заявляет, что будет жаловаться: «Почему меня спасли на правый берег, мне надо было на левый!» — смеется Печаев.Исторический центрВ Тутаеве около сорока тысяч человек, восемьдесят процентов — на правом берегу, где более развитая инфраструктура, есть рабочие места.»В основном у нас пенсионеры, молодежь не задерживается. Тутаев считается зоной опережающего развития. Но благоустраивают прежде всего правый берег. Средства распределяют неравнозначно, хотя по площади территории примерно одинаковые, — отмечает общественница и жительница левобережья Татьяна Хошева. — На нашей стороне большинство исторических зданий. Несмотря на удручающее состояние, они привлекают не только туристов, но и многих известных, творческих людей».Часть домов принадлежит администрации, остальные — частные. Многие со статусом объектов культурного наследия, то есть их должны ремонтировать за счет федерального и местного бюджетов.»В центре на одном из исторических зданий, где раньше были ресторан, затем кафе и магазин, теперь просто вывеска с предупреждением, что фасад может обвалиться в любой момент», — рассказывает Хошева.Похожая ситуация и с дорогами. На многочисленные просьбы привести их в порядок — одни отписки. Так, некогда центральную улицу Ленина, по словам Хошевой, не ремонтировали уже больше пятнадцати лет. Отсутствие грузового парома только усугубляет положение.Первым рейсомМост сильно облегчил бы работу и врачам, особенно в разгар пандемии. Главный корпус Тутаевской райбольницы — на правом берегу. На левом — одно из отделений."Ковидных отправляем на правый. Раньше хоть паромом добирались. А теперь задыхающихся больных каждый день возим в объезд — почти 80 километров", — говорит участковый терапевт и офтальмолог Наталья Гиоргадзе.Когда переправа не работает, левобережцы, независимо от назначенного времени приема врача, едут на автобусе первым рейсом, возвращаются нередко на последнем. Такси мало кому по карману.В левобережном отделении есть курьер, который доставляет анализы на правый берег. У станции скорой помощи всего две дежурные бригады — они обслуживают и горожан, и жителей сел и деревень в радиусе более 40 километров.Пациентов в тяжелом состоянии стараются оперативно транспортировать сразу на правый берег. Гиоргадзе вспоминает: «Девушку после ДТП с открытым переломом перевозили на теплоходе, еле затащили на носилках. Она, бедняжка, от боли истошно кричала… До сих пор помню. На скорой не получилось — грузовой паром еще не ходил, поскольку лед не сошел. А в объезд слишком долго».Наша собеседница трудится в райбольнице уже 36 лет — устроилась по распределению после института. Ее дочь — офтальмолог в главном корпусе. Наталья тоже могла бы перебраться сюда, но не хочет: «Если каждый все бросит, то здесь никого и не останется».»Аттракцион для приезжих»Тутаевцы надеются, что вопросы благоустройства будут решаться оперативнее — туристов из года в год все больше. Евгений Пелевин отметил, что в 2022-м должны построить канатную дорогу через Волгу. Местные скептически относятся к инициативе, считают это «аттракционом для приезжих». Ведь канатка лишь частично решит проблему — грузы по-прежнему придется возить через Ярославль.»Согласно проекту, стоимость проезда по канатке — от 50 рублей. Пока не определились с местом конечной станции на левом берегу. Предложенные варианты испортят эстетический вид города, разрушат скверы», — объясняет Хошева.Пелевин добавляет, что с появлением канатной дороги сообщение по реке не прекратится. В администрации сообщили: также в планах расширить парк лодок и возвести удобные для пассажиров причалы. А построят ли тутаевцам мост — пока неясно. Хоть его и включили в проект генплана развития города, денег по-прежнему нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *