Тростенец концлагерь в белоруссии где находится
Перейти к содержимому

Тростенец концлагерь в белоруссии где находится

  • автор:

О Тростенце

Государственное учреждение «Белорусский культурный центр духовного Возрождения» собирает информацию о неизвестных жертвах лагеря смерти «Тростенец». Все данные о погибших будут в дальнейшем размещены в книге памяти Информационного центра экскурсионного обслуживания Мемориального комплекса «Тростенец» с постоянной тематической экспозицией. Все личные данные, копии документов можно выслать на эл. почту: hp.direction@gmail.com.

По вопросам организации экскурсии по Мемориальному комплексу «Тростенец», Мемориальному кладбищу «Благовщина» вам необходимо на нашем сайте найти вкладку экскурсии и далее следовать инструкции или обратиться по телефону 80173893505 и 80296120682.

Историческая справка

«Тростенец» — нацистский лагерь смерти в окрестностях бывшей деревни Малый Тростенец ныне г.Минск, самое крупное место массового уничтожения мирных жителей на территории оккупированной Беларуси, а также участников антифашисткой подпольной борьбы и партизанского движения, узников Минского гетто, советских военнопленных и еврейского населения, депортированного из Австрии, Германии, Чехии в период с 1941 по 1944 гг.

Одна из крупнейших «фабрик смерти» на оккупированной территории Европы. По количеству жертв минский «Тростенец» входит в число восьми самых известных мест массового уничтожения людей периода Второй мировой войны. Официальная цифра уничтоженных людей была обнародована Государственной Чрезвычайной комиссией по расследованию злодеяний нацистов в Беларуси 14 августа 1944 г. — она составила 206 500 человек. В 2021 году Генеральная Прокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны, по результатам которого, на основании архивных данных установлено, что в лагере смерти Тростенец погибли более 546 тысяч человек.

Лагерь Тростенец типичен для нацистской системы уничтожения огромных масс людей, но и имеет свою особенность: он является комбинированным вариантом трудового лагеря и места массового уничтожения одновременно советских военнопленных, местного гражданского населения и депортированных граждан из стран Европы разных вероисповеданий и национальностей.

План Чрезвычайной государственной комиссии июль-август 1944 г.

Заграждение у входа в д.Малый Тростенец

Трагические события возле Тростенца начались осенью 1941 года, когда урочище Благовщина, расположенное на 11-м км Могилевского шоссе в полутора километрах от деревни Малый Тростенец было выбрано нацистами в качестве места уничтожения людей. Начиная с 10 ноября 1941 года в Минск стали прибывать эшелоны с гражданами еврейской национальности из Германии, Чехии и Австрии. К концу ноября было принято всего 7 поездов с общим количеством около 7 тысяч человек. С весны 1942 года урочище стало центральным местом массовых расстрелов. Возобновились транспорты из Европы.

Для фильтрации прибывших на 9-м километре Могилевского шоссе был организован «приемный пункт». У депортированных переписывались ценные вещи и выдавались копии квитанций на их хранение. Отсюда людей перевозили в Благовщину, методично расстреливали, трупы утрамбовывали в ямы и закапывали. Наибольшее одновременное число убитых за время 4-х дневной операции июля 1942 года составило 18 тысяч человек белорусских и иностранных евреев.

Предупреждающий щит в лагере Тростенец. Снимок сделан в июле 1944 Чрезвычайной государственной комиссией.

В августе 1942 г. поезда с европейскими евреями подходили к Тростенцу на расстояние в 1,5-2 километра: для этого был специально построен небольшой вокзал. До конца осени 1942 г. транспорты приходили дважды в неделю, в каждом примерно по тысяче человек. Отбирались по 20-80 человек для работы в имении СС в Тростенце и Минском гетто, остальные методично уничтожались.

Погромы в Минском гетто продолжались до осени 1943 г. до полного уничтожения всех узников. С началом наступательной операции Красной Армии в период с октября 1943 г. по март 1944 г. гитлеровцами проводились работы по планомерному уничтожению следов преступлений: силами созданной команды «1005» из числа служащих СД, а так же полицейских, были произведены раскопки и сожжение около 125 тысяч трупов людей.

В начале 1944 г. в Благовщине была проведена крупная акция по массовому уничтожению людей: в марте здесь были захоронены останки 15 тысяч мирных жителей некоторых областей России, угнанных оккупантами при отступлении с ранее оккупированных территорий СССР.

Масштаб трагедии в Благовщине был объявлен в августе 1944 г. после освобождения Минска от нацистов: в 34 ямах-могилах длиной до 50 и глубиной до 3 метров были обнаружены обугленные останки и пепел около 150 тысяч человек.

Непосредственно трудовой лагерь для нужд подсобного хозяйства Минской полиции безопасности в окрестностях деревни Малый Тростенец был создан в начале 1942 года на правом берегу мельничного пруда на реке Тростянке на угодьях бывшего совхоза Карла Маркса. Ранее на этом месте находился фольварок помещика Юрлова с садом и мельницей. В усадебном доме расположились склад и бомбоубежище для администрации лагеря. Дом для коменданта был построен военнопленными, как и высажена аллея из тополей от Могилевского шоссе.

К маю 1942 г. в имении нацисты создали большое хозяйство по производству продуктов питания и сеть мастерских. На территории лагеря так же чистили машины-«душегубки» (выхлопные трубы машины были выведены в герметичный грузовой отсек, где находились люди, выхлопные газы попадали в кузов и люди умирали от удушья) и и сортировали имущество убитых жертв. Количество заключенных в период 1942 — 1944 гг. составляло от 200 до 900 человек.

В 2014 — 2015 гг. во время возведения первой очереди мемориального комплекса археологами были раскопаны многочисленные лагерные постройки времен оккупации — фундаменты бараков, складов, лесопилки, теплицы для цветов, водонапорной башни, которая использовалась под медучреждение и других.

После прекращения расстрелов в Благовщине и началом работ по эксгумации трупов осенью 1943 г. в полукилометре от деревни в урочище Шашковка была построена примитивная кремационная печь. Она представляла собой огороженную 3-х метровую яму с шестью 10-ти метровыми рельсами и решеткой на дне. Пепел вывозился на близлежащие поля в качестве удобрения.

Через печь в Шашковке прошли около 50 тысяч человек: подпольщиков, партизан, мирных жителей Минска и близлежащих населенных пунктов, захваченных в качестве заложников во время операций возмездия и других.

Печь для сжигания людей в Тростенце. Послевоенный снимок

Памятник на месте сожжения людей. Урочище Шашковка

В период 29-30 июня 1944 г. за три дня до вступления частей Красной Армии был произведен последний, массовый расстрел и сожжение 6,5 тысяч заключенных минской тюрьмы по ул. Володарского и лагеря по ул. Широкой. Спастись удалось только двоим заключенным — Степаниде Савинской и Николаю Валахановичу. Всего остаться живыми за весь период существования лагеря смогли не более нескольких десятков человек.

Существующая экскурсионная инфраструктура

Мемориальный комплекс «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей: лагерь с одноименным названием, урочища Шашковка и Благовщина. Территориально состоит из двух частей. Общая территория комплекса составляет 112 гектар: лагерь смерти вблизи деревни Малый Тростенец и урочище Шашковка (60га), место казней и захоронения узников в лесу в урочище Благовщина (52га).

В первой части комплекса «Лагерь Тростенец» непосредственно на территории самого лагеря-смерти на основании археологических изысканий обозначены места основных сооружений, установлены мемориальные знаки. В 2015 г. здесь торжественно открыта мемориальная композиция «Врата памяти» (скульптор К.А. Костюченко, архитектор А. А. Аксенова).

«Дорога памяти», аллея, вдоль которой на гранитных плитах увековечена память о погибших во время Великой Отечественной войны в лагерях смерти на территории Беларуси. Гранитные пласты действительно напоминают приподнятые пласты земли – белорусской земли, где каждый ее квадратный метр был полит кровью жертв нацизма. Дорога вымощена серой плиткой с вкраплениями черной. Архитекторы вложили в это характерный смысл: черная плитка символизирует следы заключенных. Дорогая памяти приводит к главной площади мемориального комплекса, где возвышается впечатляющая 10- метровая скульптурная композиция в бронзе «Врата памяти», символизирующая весь тот ужас, который пришлось испытать узникам лагеря. Свою идею монумента реализовал скульптор К.Костюченко.

Вторая часть комплекса «Урочище Благовщина» торжественно открыта в 2018 г. в присутствии президентов Беларуси, Австрии и Германии и других официальных лиц.

Условно делится на два экскурсионных объекта: первый — дорога от Могилевского шоссе до мемориального кладбища (реализован Творческой мастерской Левина Л.М.) и второй — непосредственно мемориальное кладбище (УП “Минскпроект”, главный архитектор и научный руководитель Аксёнова А.А.).

Хронология развития Мемориального комплекса «Тростенец»

23.09.1956 г. было принято постановление №720 Совета Министров БССР «Об утверждении проектных заданий на сооружение в Минской области памятников воинам Советской Армии, партизанам и мирным гражданам, погибшим в годы Великой отечественной войны» (Председатель Совета Министров Белорусской ССР Н.Авхимович, Памятник разработан Белгоспроектом, автор архитектор Каджар). В результате на практике были созданы ряд мемориальных памятников и знаков: в 60-ые годы на удалении от действительных мест уничтожения и самого лагеря в деревне Большой Тростенец был возведен обелиск с вечным огнем в память жертв лагеря смерти.

22.05.2002 г. Совет Министров Республики Беларусь принял Постановление о создании Мемориального комплекса «Тростенец».

В 2014 г. по поручению Президента Беларуси Александра Лукашенко согласно утвержденной концепции началось строительство мемориального комплекса «Тростенец». Первым шагом была Церемония закладки памятной капсулы с обращением к потомкам на месте строительства Мемориального комплекса «Тростенец».

22 июня 2015 г. – открытие первого пускового комплекса (руководитель проекта, архитектор УП «Минскпроект А.А.Аксенова) и мемориальной скульптуры «Врата памяти» (скульптор К.Костюченко).

25 июня 2018 г. были захоронены в могильный ров останки убитых узников лагеря-смерти, которые были найдены в ходе строительных работ неподалеку от 34 ям. Установить удалось останки 41 человека: 24 взрослых, 5 подростков и 12 детей. Самому младшему из них — около 4-5 лет.

29 июня 2018 года состоялось открытие второй очереди Тростенецкого мемориала, расположенной в урочище Благовщина с участием Президентов Республики Беларусь, Австрии, Германии (идея создания которого принадлежит архитектору Л.М.Левину).

28 марта 2019 года с участием федерального канцлера Республики Австрия Себастьяна Курца был открыт памятник в память о австрийских гражданах, погибших в Тростенце — «Массив имен».

Выжившие в лагере-смерти «Тростенец»

Из воспоминаний Николая Валахановича выжившего в лагере смерти «Тростенец»:

«Как только зашел в сарай — увидел кучу трупов. На полу лужи крови. Нам приказали повернуться в сторону трупов, и тут же раздались выстрелы. Я почувствовал удар в голову, упал и потерял сознание. Позже стал различать выстрелы и крики. Понял, что жив, только ранен. Пуля вошла сзади в шею и вышла под левым глазом». Дождавшись удобного момента, Николай Валаханович выполз из сарая и дополз до ржи, где и укрылся. Буквально через несколько минут после его побега сарай подожгли. Были слышны крики таких же, как и он, раненых. За три дня здесь погибло шесть с половиной тысяч человек…

Жительница Большого Тростенца Вера Свиридович, которой в начале войны исполнилось 14 лет, рассказывала, что к лагерю смерти привозили узников целыми товарными поездами. От железнодорожной станции везли их на закрытых машинах, так называемых «душегубках». В один из дней прибыл очередной состав. Толпы людей, среди которых были и дети, с удивительным спокойствием ждали своей очереди, чтобы отправиться в лагерь. Запомнится Вере маленькая девочка с большими красными бантами, которая с улыбкой на лице что-то говорила своей маме. Никто тогда не знал, что отвезут их вовсе не «на новое место жительства», как обещали ранее, а на расстрел в Благовщину.

По бокам небольшой дорожки, которая вела к лагерю «Тростенец», росли молодые тополя. Спустя считанные месяцы войны подход к концлагерю начнут называть «дорогой смерти». Пройдет по ней несколько сотен тысяч человек.

Из воспоминаний Степаниды Савинской…

«Мы по команде немцев вылезли из машины и тоже взошли на верх уложенных трупов, и нас начали расстреливать. Я упала, была легко ранена в голову. Я продолжала лежать на трупах до позднего вечера. Немецкие каты в этот день привезли в сарай еще 2 машины с женщинами, которые были расстреляны на моих глазах. Там были и дети от 3 до 10 лет. Вечером, облив дрова бензином, немцы подожгли сарай с той стороны, где лежали расстрелянные женщины и дети, и сами отошли. Я решила – зачем я буду живая гореть и начала выбираться…»

Из воспоминаний бывшего узника концлагеря Тростенец,
чешского еврея Хануша Мунца:

«Нас подвели к столу, стоявшему в 40 метрах от вагона. Эсэсовцы спрашивали всех о нашей профессии. Я назвался слесарем, хоть и не был им. Затем у нас забрали все, что было: золото, украшения, часы, авторучки, даже обручальные кольца. Потом людям приказали садиться в крытые автофургоны…»

Мунца оставили на перроне. Его и ещё человек 20. Остальных – около 980 человек – увезли куда-то в крытых машинах. В этих машинах, по его воспоминаниям, было очень тесно. Людей заставляли садиться на корточки и брать на колени других.

На руках у людей были квитанции, что их оставленный на перроне багаж подвезут позже. Затем фургоны закрывали, и машины уезжали… А багаж везли в лагерь. Его потом перебирали, сортировали и охраняли заключённые.

« Я не мог видеть, когда прибывал новый эшелон. Это мы замечали, когда к сараю приезжали полные чемоданов грузовики, и мы должны были из открывать и сортировать содержимое…»

Из показаний бывшего заключённого лагеря Тростенец свидетеля И. Грюнберга 4 января 1962 года, записанных в Вене.

« Багаж поступал в бараки, и вещи сортировались. Украшения сразу забирал оберштурмфюрер Мадеккер, а остальные вещи поступали на склад. Каждую пятницу проводился базар: приходили крестьяне и приносили продукты питания. Их выменивали на одежду ликвидированных. Продукты получала, конечно, только СД. Руководил этим делом группенфюрер Айхе.

Хозяев этих вещей тем временем тысячами расстреливали в урочище Благовщина. Это лес в нескольких километрах от деревни по другую сторону Могилёвского шоссе. Составы прибывали раз, а то и два раза в неделю. Потому в отчётах немецких офицеров о работах в Благовщине звучит будничное: копали рвы, прибыл транспорт, снова копали, опять привезли евреев…

В воспоминаниях Альфреда Зейлера, депортированного вместе с родителями и сестрой первым транспортом из Вены (вся семья сумела выжить и бежать в конце июня 1944):

«На вокзале нас встретили эсэсовцы и полицейские. Нам приказали тотчас покинуть вагоны. Нескольких юношей и мужчин поставили для разгрузки багажа. Все остальные должны были пройти контроль на вокзале. Для транспортировки больных, помешавшихся во время переезда, старых и немощных (их было приблизительно 200) уже наготове стояли автофургоны: большие серые крытые машины, куда запихивали мужчин, женщин, стариков, немощных, помещавшихся и умерших. Остальные ожидали в узком проходе вокзала. Там у них забирали верхнюю одежду и ручной багаж. Фургоны и грузовики были готовы отвезти людей на луг. Из вновь прибывших отобрали 81 работоспособного человека и отправили их в лагерь охранной полиции и СД Малый Тростенец, который находился в 12 км от Минска, рядом с деревней с тем же названием».

Погибшие в лагере-смерти «Тростенец»

КЛУМОВ Евгений Владимирович16.12.1978 —11.02.1944

Евгений Владимирович Клумов – одна из многотысячных жертв лагеря смерти «Тростенец».

Е.В. Клумов родился в Москве в семье адвоката. В 1902г. окончил медицинский факультет Московского университета. В 1905г. был призван на военную службу, принимал участие в русско-японской войне в качестве военного врача в 13-м военно-санитарном полутранспорте Приамурского военного округа. Был хирургом госпиталя Красного Креста в Маньчжурии. 24 апреля 1906г. демобилизовался. У Евгения Владимировича была возможность остаться работать в престижной клинике Москвы, но он вместе с женой переехал в д. СутковоРечицкого уезда, где 8 лет работал земским врачом. Клумов проводил сложнейшие операции, порой в неприспособленных для этого медицинских условиях. У больницы выстраивались длинные очереди больных, чтобы попасть к нему на прием. 20 мая 1914г. Е.В. Клумов был переведен в Лоевскую земскую больницу. В годы Первой мировой и гражданской войн работал хирургом одного из госпиталей Красного Креста, а затем в полевом госпитале Красной Армии. С 1921г. жизненный путь Евгения Владимировича был связан с Минском. Здесь Е.В. Клумов стал кандидатом медицинских наук (1935г.) и доцентом, а в 1938г. – профессором. Тысячам минчан он вернул здоровье. Во время немецко-фашистской оккупации Беларуси Е.В. Клумов работал в 1-й больнице (ныне 3-й клинической).

С первых дней войны он включился в подпольную борьбу с захватчиками: оказывал медицинскую помощь раненым красноармейцам, партизанам и подпольщикам, выдавал справки жителям г. Минска о нетрудоспособности, что давало возможность избежать вывоза на принудительные работы в Германию, снабжал партизан медикаментами. Евгения Владимировича знали в подполье под псевдонимом Самарин. В донесении руководителя разведгруппы И. X. Маркова в Логойский подпольный райком КП(б)Б о подпольной деятельности Е. В. Клумова содержатся следующие сведения: «Самарин. Пламенный борец с фашистскими захватчиками. Очень много медикаментов передал в распоряжение народных мстителей. Обслуживал четыре отряда. Полностью оборудовал два полевых госпиталя. Через тов. Самарина можно было достать самые дефицитные и самые важные медикаменты. И бесплатно».

Осенью 1943г. гитлеровцы арестовали Е.В. Клумова. Гестаповцы пытались склонить крупного специалиста и уважаемого в городе человека на свою сторону. Клумов отверг предложения о сотрудничестве. 11 февраля 1944г. профессор Клумов и его жена Галина Николаевна, которая помогала ему в подпольной деятельности, погибли в машине-«душегубке».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965г. за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистским захватчиками в годы Великой Отечественной войны профессору Евгению Владимировичу Клумову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В Минске его именем названы улица, переулок и 3-я клиническая больница, на здании больницы установлена мемориальная доска.

АНИСИМОВ Владимир Константинович, 1896 – 11.02.1944

АНИСИМОВ Владимир Константинович, 1896 г.р., профессор, доцент Минского Государственного Медицинского Института. В годы оккупации был активным участником антифашистского подполья. К профессору Е. В. Клумову (подпольный псевдоним – Самарин) тянулись честные, верные люди. Никого из медицинского персонала не удивило, когда в 1-й больнице (ныне 3-я городская клиническая) появились известный профессор-метеоролог Анисимов, которого Клумов устроил на работу простым лаборантом.Особенно оживился и несказанно обрадовался Е.В.Клумов сообщению Анисимова о том, что есть возможность починить попавшийся ему радиоприемник и слушать передачи Москвы. «Это же как раз то, чего нам сейчас не хватает, — горячо сказал Клумов. — Делайте. И как можно скорее. »

Анисимов в своей «лаборатории» в печке оборудовал нишу и спрятал туда радиоприемник. С этого времени вечерами, когда весь медперсонал, кроме дежурных, расходился по домам, друзья закрывались в анисимовской «лаборатории» и слушали голос родной Москвы, сводки Совинформбюро, корреспонденции с фронтов Отечественной войны.

Со слов главврача лазарета лагеря «Тростенец», Бермана Михаила Семеновича, было известно, что профессора Клумов и Анисимов также были уничтожены в газовом автомобиле, Клумов и Анисимов были посажены в газовый автомобиль и отвезены совместно с другими заключенными из концлагеря. После их исчезновения немцы пустили слух, что профессоров Клумова и Анисимова они отправили в Германию, но это была прямая провокация, т. к. в действительности они были убиты немцами, ибо из лагеря они были вывезены в газовом автомобиле совместно с трупами заключенных, умерших в лагере от тифа.

Погиб в к/л «Тростенец» 11 февраля 1944 года. Уничтожен в душегубке вместе с профессором Клумовым Е.В.

БОНДАРЕНКО Альберт Васильевич 12.04.1923 – 25.03.1944

Личные данные погибшего были переданы в ГУ «Белорусский культурный центр духовного Возрождения» Машковой Луизой Васильевной (сестрой). Из воспоминаний о брате у Луизы Васильевны осталась лишь одна фотография, которую она бережет как память о нем. Брат помогал партизанам, проносил им медикаменты, за что и был схвачен нацистами и увезен в Тростенец. О том, что ее брата расстреляли в Тростенце, рассказал ее муж, Машков Юрий Александрович, 1925 г.р. Он был рядом с Альбертом и видел, как его больного с высокой температурой повели на расстрел. Самого Юрия увезли на принудительные работы в Германию, потому что он был физически крепким. Там их освободили американцы. Но лишь в 1946 году он смог вернуться к семье и рассказать своей жене об увиденном.

Личные данные погибших бабушки Гордевич Рахиль и ее 5 месячной дочки Тани были переданы в ГУ «Белорусский культурный центр духовного Возрождения» Малыхиной Аллой Евгеньевной (внучкой) погибших. По рассказу, они пропали во время войны в Минском гетто. «…когда бабушку мою Рахиль и ее дочку младшую Таню (мою тетю) и мою маму Валю (старшую дочку 1937 г.р.) вели вдоль леса (Благовщина) — бабушка Рахиль поняла, что их ведут убивать и каким-то чудом сумела вытолкнуть мою маму (старшую дочку Валю) из толпы в лес, чем спасла ее от верной смерти, и видимо, сказала ей ждать в лесу, так как мама моя блуждала по лесу (не пошла за ними) несколько дней, пока ее не нашла местная жительница и спасла ее, приютив у себя. В последствие, отдала в детский дом (держать у себя было опасно) в Марьиной Горке. Позже ее нашли родственники по отцу — родные его сестры Гордевич Надежда и Гордевич Вера, и забрали маму с собой в город Новогрудок Гродненской области, где проживали их родственники. Маму там крестили по православной вере. Моя мама Гордевич Валентина Денисовна (в замужестве Малыхина) никогда мне не рассказывала про то, что ее мама была еврейкой и пропала в Минском гетто во время войны.

Государственное учреждение «Белорусский культурный центр духовного Возрождения» собирает информацию о неизвестных жертвах лагеря смерти «Тростенец». Все данные о погибших будут в дальнейшем размещены в книге памяти Информационного центра экскурсионного обслуживания Мемориального комплекса «Тростенец» с постоянной тематической экспозицией. Все личные данные, копии документов можно выслать на эл.почту: hp.direction@gmail.com

По вопросам организации экскурсии по Мемориальному комплексу «Тростенец», Мемориальному кладбищу «Благовщина» вам необходимо на сайте ГУ «Белорусский культурный центр духовного Возрождения» в разделе о центре, найти вкладку экскурсии и далее следовать инструкции или обратиться по телефону 8017 3893505 и +375296120682

Тростенец — лагерь смерти, о котором надолго забыли

Один из крупнейших в Европе лагерей смерти Тростенец под Минском после войны был, по сути, забыт — рядом с ним находилась лишь свалка мусора. Теперь здесь открывают мемориал.

https://p.dw.com/p/30OCc

29 июня в 10 километрах от Минска будет открыт мемориал жертвам нацизма. Во время Второй мировой войны здесь находился один из крупнейших лагерей смерти — Малый Тростенец, четвертый (по некоторым данным третий) по количеству уничтоженных в нем людей после Освенцима, Треблинки и Майданека и крупнейший на территории бывшего СССР. Предположительно в нем были убиты по разным оценкам от 200 до 250 тысяч человек — преимущественно депортированных из Западной Европы евреев, но также евреев из Минского гетто, партизан, подпольщиков, военнопленных, местных мирных жителей.

После войны рядом с урочищем Благовщина, относившемуся к Тростенцу месту массовых расстрелов, была мусорная свалка, затем — мусорный полигон. Памятный камень здесь установили лишь в 2002 году. С 2010 года ведется работа по созданию мемориального комплекса. Его строительство было поддержано Германией, включая МИД ФРГ, частных лиц и администрации городов, откуда в лагерь смерти под Минском привозили евреев. На открытие мемориала в Благовщине приедет президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). Накануне этого события DW побеседовала с историком Александром Долговским — одним из создателей выставки, возвращающей имена убитым в Малом Тростенце.

DW: Что представляет собой часть мемориала «Тростенец», открытие которой состоится 29 июня?

Александр Долговский: 29 июня открывается вторая часть мемориала на месте, которое было расстрельным с мая 1942-го по конец 1943 года (входящие в первую очередь проекта Дорога памяти и монумент «Врата Памяти» были открыты в 2015 году. — Ред.). В Тростенце уничтожалось мирное население Западной Европы, и теперь здесь установлены информационные плиты, где указано, что это мирные граждане. В непосредственной близости находится памятник. Так жертвам Тростенца возвращается идентичность, чего в советское время не было. На памятнике написано о заключенных Минского гетто и евреях, депортированных из западных стран. В советском же нарративе их обозначали среди прочего как мирных советских граждан, партизан, подпольщиков. Советская культура памяти осознанно исключала тему Холокоста

А почему европейских евреев представляли как мирных советских граждан?

— Чрезвычайная государственная комиссия (по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. — Ред.) здесь впервые столкнулась с массовым уничтожением евреев, депортированных из Западной Европы. Несмотря на многочисленные находки, свидетельствующие о том, кого уничтожали в Тростенце (точнее, в Благовщине), было решено данную категорию жертв представить в конечном отчете советскими мирными гражданами.

Почему об этом месте после войны забыли не только в Беларуси, но и в Западной Европе?

В местах уничтожения близ Тростенца преступникам удалось не только убить десятки тысяч жертв, но и сжечь их тела. Из депортированных евреев выжили единицы, которые использовались преступниками на принудительных работах. После войны они разъехались в разные страны мира, где оставались наедине со своими травмами. В странах, из которых были депортированы евреи, предпочли забыть об этой категории жертв. В советской Беларуси же помнили об убитых советских гражданах, партизанах, подпольщиках и военнопленных. Совместное вспоминание о данных местах уничтожения началось в 1990-х, продолжилось в 2000-х годах.

— Много ли белых пятен в истории Тростенца на данный момент? Называют разное количество убитых в этом лагере смерти — от 50 тысяч до 2 миллионов.

— 206 500 убитых — данные чрезвычайной комиссии, исследовавшей летом 1944-го места преступлений. Цифры все круглые. Они имеют символическое значение. Но мы должны возвращать память о людях — через лица, фамилии. Этим занимается Историческая мастерская (белорусско-немецкий проект, учрежденный Дортмундским международным образовательным центром, Минским международным образовательным центром имени Йоханнеса Рау и Союзом белорусских еврейских общественных объединений и общин. — Ред.). Результат ее работы — электронный архив — представлен на выставке «Лагерь смерти Тростенец. История и память». Входящие в нее коллекции — берлинская, минская, дюссельдорфская — посвящены депортированным и местным евреям, уничтоженным в этом лагере смерти.

— Каково поле деятельности для исследователей сегодня?

— Возвращать имена. Сама выставка «Лагерь смерти Тростенец. История и память» является активным действием в рамках общей транснациональной культурной памяти. Открывая экспозицию в разных городах Беларуси, Германии, Швейцарии (в Австрии она еще будет представлена), мы встречаемся с местными инициативами, создающими свои книги памяти. Так в электронном архиве появились кельнская и бременская коллекции имен убитых в Тростенце евреев. Скоро выставку представят во Франкфурте, Гиссене, Люнебурге, Вене и Терезине.

— Какова роль иностранных партнеров в создании мемориала в Тростенце?

— Общественные, государственные, религиозные инициативы из разных стран сделали возможным появление этого мемориала. С 2010 года австрийское общественное объединение IM-MER организует мемориальные поездки в Тростенец. Их участники укрепляют на деревьях в Благовщине желтые таблички с именами и фотографиями убитых здесь евреев. А учащиеся школы из деревни Большой Тростенец стали укреплять таблички с именами белорусских жертв.

— Чем отличается культура памяти в Германии и Беларуси? Ведь в Беларуси, как и в Германии, нет ни одной семьи, которую бы не затронула война.

— Германия несет ответственность за преступления нацистов. После восстановления единства Германии возникла общегосударственная концепция мемориализации. Там самокритично обрабатывают историю. Центральное место в культуре памяти — Холокост. Это ключевое преступление, потому что оно не имеет границ, и потому что общество это допустило.

Проблема белорусской культуры памяти в том, что мы охотней представляем себя жертвами и не можем самокритично разбираться с прошлым. Ведь немецкий оккупационный аппарат был недостаточен для тех масштабов преступлений, которые происходили здесь: для уничтожения людей в Беларуси привлекали и местных, и из других регионов СССР.

Белые пятна нашей историографии — вызов нашей культуре памяти. Как мы с этим будем обходиться, способны ли мы выйти за национальные рамки, где мы помним только о своих жертвах? Не может быть своих и чужих жертв, должна быть не национальная, а транснациональная культура памяти.

О лагере смерти в Тростенце мы должны помнить вместе с немцами, чехами, австрийцами, швейцарцами, израильтянами, американцами, жителями других стран, где живут родственники депортированных в Беларусь и убитых здесь евреев. Мы должны говорить не только о страданиях белорусского мирного населения, но и о страданиях депортированных евреев и евреев из Минского гетто, которых мы именно так и назовем. А не так, как кому-то удобно было называть их в прошлом.

Картины об Освенциме на стенах Рейхстага

To view this video please enable JavaScript, and consider upgrading to a web browser that supports HTML5 video

Лагерь смерти Тростенец. Документы и материалы

Крупнейшим на территории Беларуси местом массового уничтожения людей в годы немецко-фашистской оккупации являлся Тростенец. По количеству жертв он занимает четвертое место после таких печально известных нацистских лагерей смерти в Европе, как Освенцим, Майданек и Треблинка.

В Тростенце погибли советские военнопленные, евреи Беларуси и западноевропейских государств, подпольщики и партизаны, жители Минска, арестованные в качестве заложников.

Название «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей: урочище Благовщина — место массовых расстрелов; собственно лагерь — рядом с деревней Малый Тростенец в десяти километрах от Минска по Могилевскому шоссе; урочище Шашковка — место массового сожжения людей.

Осенью 1941 года урочище Благовщина на 11-м километре Могилевского шоссе, в полутора километрах от деревни Малый Тростенец, было выбрано оккупантами в качестве места уничтожения людей.

Очевидцы, жители деревни Малый Тростенец, рассказали в 1944 году членам Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков о происходивших на этом месте расправах. На 9-м километре Могилевского шоссе располагался дорожно-строительный участок. В эшелонах или на машинах сюда привозили мирных граждан, разгружали, переписывали ценные вещи, выдавали копии квитанций. До последнего момента поддерживалась видимость переселения массы людей на новое место жительства и работы. С дорожно-строительного участка людей перевозили в Благовщину на автомашинах черного цвета с плотно закрытым кузовом. Расстреливали у заранее приготовленных длинных рвов, трупы закапывали и утрамбовывали гусеничным трактором.

Свидетели показали, что жертвами расстрелов были «мирные советские граждане», а также иностранные евреи, которых привозили в Минск в специальных транспортах. Первый эшелон прибыл из Германии из города Гамбурга 10 ноября 1941 года. В нем было доставлено 990 человек, большая часть которых сразу была отправлена на уничтожение в Благовщину, оставшиеся размещены в минском гетто, где с лета 1941 года находилось около 80 тысяч местных евреев. До конца ноября 1941 года прибыло еще шесть эшелонов из Германии, Чехословакии и Австрии. Весной 1942 года депортация евреев из Западной Европы возобновилась. По некоторым данным, еще 16 эшелонов примерно по тысяче человек в каждом прибыло в Минск до наступления зимы.

Антисемитская политика нацистской Германии предусматривала уничтожение 11 миллионов евреев Европы. Планы «окончательного решения еврейского вопроса» начали разрабатываться летом 1941 года, а 20 января 1942 года руководители нацистской Германии приняли Ванзейский протокол. «В ходе практического осуществления окончательного решения еврейского вопроса Европа будет прочесана с запада на восток», — говорилось в документе. Программа предусматривала создание гетто для концентрации и изоляции евреев и последующую их депортацию в лагеря уничтожения, цепь которых была выстроена в восточной Европе: Освенцим, Треблинка, Майданек… Самым восточным пунктом в этой цепи стал Минск и его пригород Малый Тростенец.

Осенью 1943 года, когда стал очевиден исход войны, гитлеровцы начали работы по уничтожению следов своих преступлений. Особая команда СД, используя труд заключенных минской тюрьмы, раскопала и сожгла в ноябре — декабре 1943 года около ста тысяч трупов расстрелянных в урочище Благовщина. Жители близлежащих деревень должны были доставить к назначенному месту несколько тысяч кубических метров дров. Причём во время этой работы продолжалась доставка партиями и уничтожение людей из Минска.

В июле 1944 года Минская областная комиссия содействия в работе Чрезвычайной государственной комиссии провела расследование преступлений немецко-фашистских захватчиков в Благовщине, где были обнаружены 34 ямы-могилы, замаскированные хвойными ветками. Некоторые ямы достигали в длину 50 метров. При частичном вскрытии нескольких могил на глубине 3 метров были найдены обугленные человеческие кости и слой пепла толщиной от 0,5 до 1 метра. Под слоем пепла находилась темно-бурая жидкость. В некоторых ямах на дне были обнаружены вместе с костями обугленные бревна и рельсы. Вокруг ям находилось множество гребенок, зубных протезов, кошельков, котелков и других вещей личного пользования.

Собственно лагерь в окрестностях деревни Малый Тростенец был создан Минской полицией безопасности и СД в начале 1942 года как трудовой лагерь на 200 гектарах угодий довоенного колхоза им. Карла Маркса для обслуживания подсобного хозяйства.

Руками военнопленных здесь был построен дом для коменданта, помещения для охраны, гараж. От Могилевского шоссе к лагерю была проложена неширокая дорога, посажены по бокам молодые тополя.

Лагерь имел ограждение из колючей проволоки под электрическим током, вышки для круглосуточной охраны, вооруженной пулеметами и автоматами, предупредительные надписи на немецком и русском языках: «Вход в лагерь воспрещается, без предупреждения будут стрелять!».

К маю 1942 года на территории лагеря было создано большое хозяйство по производству продуктов питания. Работали также мельница, лесопилка, слесарная, столярная, сапожная, портняжная и другие мастерские, удовлетворявшие нужды оккупантов.

Как вспоминали немногие оставшиеся в живых заключенные, условия жизни и работы в лагере были тяжелыми. Военнопленные и гражданские узники сначала размещались в сарае на мокрой соломе или в погребах. Позже были построены бараки из сырых досок. Кормили отходами с кухни подсобного хозяйства. Произвол охранников, расстрелы заключенных стали буднями лагеря.

Все годы оккупации Тростенец являлся местом физической расправы с минскими подпольщиками и партизанами. Сначала арестованных заключали в тюрьму на улице Володарского. После допросов и пыток их отправляли в лагерь по улице Широкой, оттуда — в Тростенец. Таким путем прошел известный врач Е.В. Клумов, удостоенный посмертно звания Героя Советского Союза, а также Е.М. Зубкович, Е.И. Загорская, О.Ф. Дерибо, Е.В. Гудович и многие другие участники антифашистского подполья.

В ходе массовых карательных акций в целях возмездия и умиротворения непокорного города гитлеровцы арестовывали мирных жителей в качестве заложников.

Вот несколько фактов из жизни оккупированного Минска. 6 сентября 1943 года подпольщики взорвали столовую СД. 8 сентября полиция окружила жилые кварталы улиц 1-й и 2-й Арктической и Беломорской, погрузила жителей на машины и увезла в Тростенец. На следующий день в городе появились объявления, что в качестве заложников расстреляно 300 человек.

Начальник полиции порядка Беларуси Э. Герф, представший на Минском судебном процессе в 1946 году в качестве обвиняемого в преступлениях против гражданского населения, показал, что 600 человек были арестованы в связи со взрывом в столовой и расстреляны в Тростенце. По свидетельствам же минчан на процессе и газеты подпольного горкома КП(б)Б «Минский большевик» от 2 ноября 1943 года, «свыше одной тысячи жителей города были расстреляны в Тростенце у двух больших ям».

В ночь на 22 сентября 1943 года в Минске был убит генеральный комиссар Беларуси В. Кубе. Полиция провела облавы во всех районах города. Арестованные, несколько тысяч человек, в том числе дети и старики, были вывезены в Тростенец и затем расстреляны. По признанию подсудимых на Минском процессе, в облавах было «схвачено и расстреляно 2 тысячи человек и значительное число заключено в концлагерь». Свидетели же С.А. Шкарупский и П.Л. Матусевич показали, что после уничтожения В. Кубе в городе было арестовано более 5 тысяч человек.

«Деятельность» фабрики смерти в Тростенце не прекращалась ни на минуту. Накануне отступления гитлеровцев она заработала на всю мощь.

В конце июня 1944 года, за несколько дней до освобождения Минска Красной Армией, на территории лагеря в бывшем колхозном сарае было расстреляно, затем сожжено 6,5 тысяч заключенных, привезенных из тюрьмы по улице Володарского и лагеря по улице Широкой. Спаслись только двое — Степанида Савинская и Николай Валаханович.

Осенью 1943 года в полукилометре от деревни Малый Тростенец гитлеровцы построили печь для сжигания трупов расстрелянных людей. Она представляла собой вырытую в земле яму с отлогим подходом к ней, огороженную колючей проволокой и плотным дощатым забором высотой три метра. На дне ямы были уложены параллельно шесть рельсов длиной десять метров, поверх рельсов — железная решетка.

Печь работала ежедневно. Местные жители видели машины, идущие в сторону печи. Это были специально оборудованные для умерщвления людей газом крытые грузовики, так называемые «душегубки». Иногда людей доставляли на открытых машинах с прицепами. По словам местных жителей, расправа происходила очень быстро. Газета «Советская Белоруссия» от 12 декабря 1945 года, публикуя материалы Чрезвычайной комиссии о лагере Тростенец, отмечала факты сожжения в печи живых людей.

Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны был первым учреждением, начавшим сразу после освобождения республики в 1944 году сбор материалов по истории лагеря Тростенец. Музей и по сей день является единственным местом хранения овеществленной памяти об этих трагических событиях. Бревно из костра, на котором сжигали тела расстрелянных людей, носилки, в которых переносили человеческий пепел из ямы-печи на поля для удобрения, прах последних жертв фашистского террора в Тростенце, личные вещи погибших, полосатая будка часового, предупредительная надпись на деревянной доске, часть лагерной ограды из колючей проволоки — вот неполный перечень предметов, собранных сотрудниками музея сразу после освобождения. С 1945 года они бессменно находятся в экспозиции музея, привлекая внимание и волнуя посетителей. Достоянием музея стали и фотографии, запечатлевшие работу на территории лагеря Чрезвычайной государственной комиссии.

В ходе научной экспедиции в 1959 году музейным работникам удалось собрать еще один комплекс вещей, принадлежавших погибшим в Тростенце людям: швейные и сапожную машинки, детский ночной горшок, кастрюли, металлическую коробочку для чая иностранного производства, котелки и другие предметы.

В 1992 году молодежная поисковая группа «Белая Русь» провела частичные раскопки на территории лагеря. Среди находок были мужская расческа с надписью «Гамбург 1932» на немецком языке, кастрюля с надписью «Австрия» на дне, нож столовый немецкой фирмы «Золинген», остатки фарфоровой посуды, множество парфюмерных флаконов, коробочек от лекарственных препаратов, остатки зубных щеток и других вещей личного пользования. Большинство предметов имело иностранное фабричное клеймо в виде шестиконечной звезды или вензеля владельца.

В Национальном архиве Республики Беларусь, Государственном архиве Минской области и в фондах Музея истории Великой Отечественной войны хранятся копии рукописей документов приблизительных результатов первых осмотров и расследований преступлений оккупантов в Тростенце, проведенных Минской областной комиссией в июле 1944 года. В них были приведены следующие данные:
в 34 ямах-могилах урочища Благовщина захоронено 476 тысяч человек,
в печи урочища Шашковка — 68 тысяч,
в сарае и на бревнах — 2 тысячи.

Итого, «по самым минимальным подсчетам», как было записано в акте, «в районе лагеря Тростенец фашистскими людоедами уничтожено 546 тысяч человек».

В окончательном тексте акта той же комиссии от 13 августа 1944 года, вероятно, после более глубокого анализа полученных материалов, приводились намного уменьшенные цифры, а именно:
в 34 ямах-могилах урочища Благовщина захоронено 150 тысяч человек,
в печи урочища Шашковка — 50 тысяч,
в сарае и на бревнах — 6,5 тысяч человек.

Итого во всех местах, связанных с деятельностью Тростенца с 1941 по 1944 год, погибло 206,5 тысяч человек.

Трудно судить о правильности выводов официальных органов, расследовавших трагедию Тростенца в 1944-1945 годах. Работа членов комиссии была затруднена прежде всего тем, что гитлеровцы практически уничтожили следы своих преступлений. Следует принять во внимание и время: война продолжалась, Минск еще подвергался налетам немецкой авиации, город лежал в руинах, катастрофически не хватало рабочих рук для восстановления мирной жизни и для оказания помощи фронту. К тому же не один Тростенец оказался в поле зрения Чрезвычайной государственной комиссии. В актах и сообщениях Комиссии приводятся результаты расследований преступлений, совершенных гитлеровцами в Масю-ковщине, Уручье, Дроздах, парке Челюскинцев и других местах города и его окрестностей.

Лагерь смерти Тростенец являлся типичным порождением нацистской системы уничтожения огромных масс людей. И все же он уникален тем, что здесь в одном месте переплелось все то, что имело место в разных местах оккупированной Европы: уничтожение гражданского населения и военнопленных, заранее спланированное убийство и спонтанные экзекуции людей разных национальностей и вероисповеданий. В послевоенный период многие места массового уничтожения советских военнопленных и гражданского населения были отмечены мемориальными комплексами и памятниками. В 1963 году на значитель- ном удалении от действительных мест экзекуций и самого лагеря был возведен обелиск с вечным огнем в память жертв Тростенца. Двумя скромными надгробиями увековечена память погибших в сарае в последние дни оккупации и сожженных в Шашковке в кремационной яме-печи. В 2002 году в урочище Благовщина на месте самых масштабных расстрелов был установлен небольшой мемориальный знак. В том же году Совет Министров Республики Беларусь принял постановление о создании мемориального комплекса «Тростенец» в г. Минске.

Первые сообщения о преступлениях нацистов в окрестностях деревни Малый Тростенец появились в подпольной печати на оккупированной территории Беларуси еще в 1943 году. В 1944 году сначала в союзной и республиканской периодике, а затем отдельной брошюрой было опубликовано сообщение Чрезвычайной государственной комиссии СССР о результатах работы по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в Минске и его окрестностях 1 . В 1946 году оно вошло в сборник материалов ЧГК СССР 2 . На протяжении почти шестидесяти послевоенных лет у нас и за рубежом неоднократно публиковались разнообразные документы о кровавой драме в Тростенце 3 . Наиболее компактная их подборка сосредоточена в совместном издании бывших ЦГАОРа БССР, Института истории АН БССР и Института истории партии при ЦК КПБ, осуществленном в 1965 году в Минске 4 , а также в публикации немецкого исследователя Пауля Коля, увидевшей свет в 2003 году в Дортмунде 5 .

Для реставрации исторических событий нужна самая широкая палитра письменных источников. События в окрестностях деревни Малый Тростенец в 1942-1944 годах вызвали к жизни немало разнообразных документов и материалов, которые в настоящее время существуют в виде реальных объектов и не зависят от людей, которые их создали. Они содержат в себе субъективное начало, отражающее своего автора, его потребности, возможности, уровень знаний. Объективное и субъективное в них неразрывно связано. Учитывая значение тростенецкой трагедии для истории Беларуси, Германии и других стран, обстоятельства возникновения источников о Тростенце, место их в событиях своего времени и цели их создания, составители стремились выявить и опубликовать все обнаруженные в архивах Беларуси документы о преступлениях нацистов в этом лагере.

В сборник включено 117 документов, 107 публикуются впервые, в их числе 87 — из Национального архива Республики Беларусь, 11- Центрального архива Комитета государственной безопасности Республики Беларусь, 4 — Государственного архива Минской области, 5 — Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны. 10 документов частично или полностью публиковались ранее.

Документы немецких оккупационных органов о событиях в районе деревни Малый Тростенец в 1942-1943 годах представлены телеграммами железнодорожной дирекции, распоряжениями начальника отдела 4 («гестапо») полиции безопасности и СД генерального округа Беларусь в Минске Георга Хойзера, отчётами-дневниками руководителя группы СС особого назначения Арльта. В сборнике публикуются также показания на судебных процессах в Карлсруе (1947) и Кобленце (1962) начальника рабочего подразделения зондеркоманды 1005 Адольфа Рюбе и солдата роты фольксдойче о преступлениях эсэсовцев в Благовщине. Указанные выше документы неоднократно публиковались ранее в отечественных и зарубежных изданиях. Наличие их в настоящем сборнике вызвано необходимостью более полного раскрытия темы, подтверждения и дополнения информации, содержащейся в русскоязычных документах, составляющих основную часть книги.

Отечественные документы датированы 1942-1984 годами. В сборнике впервые публикуются донесения, радиограммы, телеграммы, разведсводки, спецсообщения разведгрупп, партизанских формирований, подпольных партийных органов, Белорусского штаба партизанского движения о положении и действиях противника в районе деревни Малый Тростенец. В донесениях сообщается о сборе оружия и боеприпасов патриотами на местах боёв 1941 года, о боевых операциях, о наличии укреплений и гарнизонов противника, в том числе в районе деревни Малый Тростенец.

Первое упоминание в русскоязычных документах о существовании лагеря и преступлениях гитлеровцев против гражданского населения в районе деревни Малый Тростенец нами обнаружено в рукописи заместителя начальника разведотдела БШПД полковника H.A. Скрынника, написанной не ранее февраля — не позднее марта 1943 года. Это было время коренного перелома в войне, краха армии Паулюса под Сталинградом, объявления «нового курса» Гитлером. 16 марта 1943 года СНК СССР принял постановление № 299 «О работе Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков» (см. документ № 17). В марте-апреле 1943 года, полковник H.A. Скрынник представил П.К. Пономаренко информационную записку о преступлениях гитлеровцев в Беларуси. Работая над ней, он, на основе разных источников, подготовил многочисленные материалы справочного характера, среди которых упоминался факт убийства ребёнка и женщины в лагере Тростенец под Минском. В окончательный вариант информационной записки этот эпизод включён не был. Таким образом, можно с полной уверенностью сказать, что в феврале — марте 1943 г. сведениями о многочисленных транспортах с евреями из Западной Европы и о массовых убийствах в окрестностях деревни Малый Тростенец ЦК КП(б)Б не располагал. Начиная с апреля 1943 г. в Белорусский и Центральный штабы партизанского движения, в ЦК КП(б)Б стала регулярно поступать информация об убийствах в районе деревни Малый Тростенец (см. документы № 18—42).

Сразу после освобождения Минска следователи военной прокуратуры провели опросы свидетелей тростенецкой трагедии (см. документы № 43-52). В Минск выехали представители ЧГК СССР Б.Т. Готцев и В.Ф. Табелев и 17 июля 1944 г. представили П.К. Пономаренко докладную записку о необходимости организации мероприятий по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в окрестностях деревни Малый Тростенец (см. документ № 53).

В сборнике публикуется 21 протокол опроса свидетелей за июль-август 1944 года, черновой рукописный акт от 25 июля 1944 года, и беловой акт Минской областной комиссии содействия ЧГК СССР от 13 августа 1945 года, справка начальника отдела Белорусской республиканской комиссии содействия ЧГК СССР ГЛ. Логинова и другие документы, датированные 1944 годом (см. документы № 54-68).

По мере изгнания немецких захватчиков из оккупированных стран Европы и после войны проводился поиск нацистских преступников, велись судебные процессы над ними. В сборнике публикуются материалы уголовных дел служащих полиции безопасности и СД Беларуси, службы порядка Беларуси, показания свидетелей. Это самая многочисленная группа документов. Кроме того, в книгу включены воспоминания подпольщиков, справки, подготовленные сотрудниками Института истории партии при ЦК КПБ, о признании деятельности подпольных групп, в которых есть упоминания и о гибели людей в Тростенце.

Протоколам опросов, допросов, свидетельским показаниям и воспоминаниям присущи все особенности, свойственные документам личного происхождения. Находясь под впечатлением кошмара нацистской оккупации, свидетели вспоминали о миллионах расстрелянных и сожжённых в Тростенце. (См. показания Башко Н.С., Будая В.В., Головача П.Н., документы № 52, 58, 61). Здесь следует понимать «миллионы» как синоним очень большого количества. В документах встречаются разночтения в размерах могил, кремационной печи, устройстве душегубок и их количестве, в цифрах уничтоженных в Благовщине, в Шашковке, в колхозном сарае. Составители не ставили перед собой задачу анализа разночтений. Цель сборника — публикация документов о местах массового уничтожения людей в окрестностях деревни Малый Тростенец под Минском в 1942-1944 годах.

Тексты документов переданы с точным сохранением их стилистических и языковых особенностей. Вставки отдельных слов и предложений, дописанные карандашом или чернилами, зачеркивания оговорены в текстуальных примечаниях. Подчеркивания слов и предложений воспроизведены при публикации. Резолюции и пометы напечатаны с новой строки после основного текста документа. Указаны авторы помет и способ их написания. Тексты протоколов, вопросы, реплики переданы как основной текст документа с выделением шрифта с абзаца слов «вопрос», «ответ». Пропущенные и сокращенно написанные слова, за исключением общепринятых сокращений, дописаны в квадратных скобках, неразборчиво написанные слова оговорены в текстуальных примечаниях. Аббревиатуры и сокращённые названия учреждений в текстах сохранены. Полное написание дано в списке сокращённых слов. Подписи воспроизведены после текста документа. Неразборчивые подписи, предполагаемая их расшифровка и случаи отсутствия подписи оговорены в текстуальных примечаниях. В больших по объему документах опущен материал, не имеющий отношения к теме сборника, что отмечено отточием в угловых скобках и предлогом «из» в заголовке.

Документы снабжены редакционными заголовками. В заголовках указаны порядковый номер документа, разновидность, автор, адресат, краткое содержание, дата, место написания. Случаи использования собственного заголовка документа оговорены в текстуальных примечаниях. Указание на разновидность документа дается в соответствии с делопроизводственной терминологией, принятой во время составления документа. Сведения об авторах и адресатах, установленные составителями, оговариваются в примечаниях, если они не указаны в подписи. Общепринятые сокращения, использованные в заголовках, расшифрованы в списке сокращённых слов. В заголовках к документам коллективного авторства в качестве автора указывается учреждение, от которого исходит документ. Если документ направлен для сведения ряду учреждений, в заголовке указан основной адресат, а остальные — в примечании. При частичной публикации документа в заголовке указано содержание только публикуемой части. Тексты бланков, обозначения адресата, заголовков и дат документов не публикуются, так как использованы в редакционных заголовках. Делопроизводственные документы датированы по дате подписания, телеграммы — по дате отправки. При отсутствии даты на документе она установлена в результате дополнительного исследования содержания самого документа и других источников. При невозможности точной датировки устанавливалась приблизительная дата с обоснованием в текстуальном примечании. Место написания документа указано слева под заголовком.

В конце каждого документа имеется легенда. В легенде указано место хранения, отмечено рукопись это, подлинник или копия. Машинопись не оговаривается, поскольку большинство документов отпечатано на машинке. Немецкоязычные документы публикуются в переводе.

Документы расположены в хронологическом порядке. Они снабжены текстуальными примечаниями и комментариями по содержанию документа. Текстуальные примечания обозначены звездочкой и расположены в подстрочнике. Комментарии обозначены арабскими цифрами и вынесены в конец книги.

В сборнике имеются именной и географический указатели, список сокращённых слов, перечень публикуемых документов, фотодокументы, приложения. В оформлении фотодокументов и обложки использованы снимки экспонатов Белгосмузея истории Великой Отечественной войны. Карта-схема помещена в книгу как отдельный вкладыш.

Над сборником работали составители В.И. Адамушко, Г.Д. Кнатько, Н.Е. Калесник, В.Д. Селеменев, H.A. Яцкевич. Список сокращённых слов, именной и географический указатели подготовила В.И. Горбачёва, компьютерный набор выполнили Т.А. Дубовцева, В.И. Горбачёва. Оформление обложки и фотодизайн A.B. Жинкина.

Составители выражают глубокую благодарность директору Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов В.В. Баландину, директору Государственного архива Минской области Г.И. Ляшук, заместителю начальника Центрального архива Комитета государственной безопасности Республики Беларусь Н.М. Климовичу, руководителю Исторической мастерской в Минске К.И. Козаку, немецкому исследователю из Дортмунда Паулю Колю, австрийским исследователям из Граца Харальду Кноллю и Петеру Руггенталеру за предоставленные материалы и консультации.

Составители искренне признательны И.А. Волохановичу, Ю.В. Звереву, Г.Р. Шейпак за помощь в создании справочного аппарата, всем сотрудникам НАРБ, оказавшим поддержку в работе.

________________
1 Сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Минске. М. 1944.
2 Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М.1946. С,303-315.
3 См. напр.: Unsere Ehre heißt Treue. Kriegstagebuch des Kommendostabs Rcichsruhrcr-SS, Tätigkeits — berichte der 1. und 2. SS-lnf.-Brigad, der l.SS-Kav.-Brigad und Sonderkommandos der SS, Wien, Frankfurt/M. und Zürich. 1965
4 Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Мн. 1965.
5 Paul Kohl. Das Vernichtungslager Trostcncz. Dortmund. 2003

Тростенец концлагерь в белоруссии где находится

Рассказываем про Тростенец, ставший крупнейшим на территории Беларуси местом массового уничтожения людей в годы Великой Отечественной войны.

Тростенец стал крупнейшим на территории Беларуси местом массового уничтожения людей в годы Великой Отечественной войны. По количеству жертв он занимает четвертое место после таких печально известных нацистских лагерей смерти в Европе, как Освенцим, Майданек и Треблинка. Здесь гибли советские военнопленные, евреи Беларуси и западноевропейских государств, подпольщики и партизаны, жители Минска, арестованные в качестве заложников. По официальным данным, здесь погибло 206,5 тысячи человек. Порой озвучивается и другая цифра — 546 тысяч.

Свидетели показали, что жертвами расстрелов были как мирные советские граждане, так и иностранные евреи, которых привозили в Минск специальным транспортом.

Первый эшелон прибыл из немецкого Гамбурга 10 ноября 1941 года. В нем было доставлено 990 человек, большая часть которых сразу была отправлена на уничтожение, оставшиеся размещены в Минском гетто, где с лета 1941 года находилось около 80 тысяч местных евреев.

Откуда прибывали в Тростенец

♦ Германия
♦ Чехословакия
♦ Австрия
♦ Франция
♦ Восточная Пруссия
♦ СССР

До конца ноября того же года прибыло еще шесть эшелонов из Германии, Чехословакии и Австрии. Весной 1942-го депортация евреев из Западной Европы возобновилась. По некоторым данным, еще 16 эшелонов (примерно по тысяче человек в каждом) прибыло в Минск до наступления зимы.

Планы «окончательного решения еврейского вопроса» начали разрабатываться летом 1941 года, а 20 января 1942 года руководители нацистской Германии приняли Ванзейский протокол: «В ходе практического осуществления окончательного решения еврейского вопроса Европа будет прочесана с запада на восток». Программа предусматривала создание гетто для концентрации и изоляции евреев и последующую их депортацию в лагеря уничтожения, цепь которых была выстроена в восточной Европе: Освенцим, Треблинка, Майданек. Самым восточным пунктом в этой цепи стал Минск и его пригород Малый Тростенец.

Осенью 1943 года гитлеровцы начали работы по уничтожению следов своих преступлений. Особая команда СД, используя труд заключенных минской тюрьмы, раскопала и сожгла в ноябре — декабре тела около 100 000 человек, расстрелянных в урочище Благовщина. Жители близлежащих деревень должны были доставить к назначенному месту несколько тысяч кубических метров дров. Причем во время этой работы продолжалась доставка партиями и уничтожение людей из Минска.

Тростенецкий лагерь смерти продолжал функционировать до конца июня 1944 года. Первый траурно-торжественный митинг, посвященный памяти жертв фашизма, состоялся в Тростенце 3 сентября 1944 года в день захоронения останков сожженных. 10 тысяч жителей Минска и окрестных деревень собрались здесь, чтобы почтить память погибших.

В июне 2018 года Президент Беларуси Александр Лукашенко вместе с федеральными президентами Германии и Австрии Франком-Вальтером Штайнмайером и Александром Ван дер Белленом посетили мемориальный комплекс «Тростенец», где состоялся митинг-реквием, посвященный памяти жертв нацизма.

А в марте 2019-го Александр Лукашенко и федеральный канцлер Австрии Себастьян Курц открыли памятник австрийским гражданам, погибшим в годы Второй мировой войны в созданном нацистами лагере смерти Тростенец. Во время церемонии Глава государства отметил:

— Наш общий долг — рассказать новым поколениям об ужасах войны, ее жертвах, чтобы подобное больше никогда не повторилось. Убежден, что совместная работа по увековечению памяти жертв нацизма будет способствовать укреплению дружественных отношений между нашими странами и народами.

Игорь Марзалюк, член-корреспондент НАН, доктор исторических наук, депутат Палаты представителей:

— Известно, что для проведения операций на территории Беларуси и Украины привлекались литовские каратели, отметились они и в Латвии и Польше. 15-й литовский батальон был задействован в уничтожении людей в лагере Тростенец: по самым приблизительным подсчетам, непосредственно литовцы уничтожили здесь более 1200 человек. Находившиеся на территории Беларуси литовские полицейские батальоны были послушной и высококачественной машиной геноцида.

Константин Костюченко, скульптор мемориального комплекса «Тростенец»:

— Поначалу в основе моего проекта была тема Царских врат — это главные врата иконостаса в православном храме, которые ведут в алтарную часть и символизируют собой врата рая. Впоследствии возникла идея создать «Врата памяти». Я изучал архивные сведения о лагере смерти Тростенец и приходил в ужас. Я понимал, что тема мемориала должна быть всеобъемлющей. Нужно было раскрыть многие аспекты тех страшных лет, передав боль и трагедию, и в то же время сделать работу лаконичной, чтобы она гармонировала с ландшафтом.

8 июня 2014 года Президент Беларуси принял участие в церемонии закладки памятной капсулы на месте создания мемориального комплекса «Тростенец». Александр Лукашенко подчеркнул, что этот мемориал должен стать объектом общеевропейского значения. Первый пусковой комплекс и мемориальную скульптуру «Врата памяти» открыли на территории бывшего лагеря 22 июня 2015 года. Президент принял в этот день участие в митинге-реквиеме. Памятник в Тростенце — это символ осуждения античеловеческой политики нацизма в отношении мирного населения всей Европы. Александр Лукашенко тогда отметил:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *