Морозов павел леонтьевич кто это
Перейти к содержимому

Морозов павел леонтьевич кто это

  • автор:

Мэр Хабаровска Павел Морозов

В немногих городах России улицы носят имена своих градоначальников. Хабаровск довольно редкое в этом плане исключение. Именно в этом городе есть улица имени Павла Леонтьевича Морозова, которая идет параллельно реке на многие километры по Индустриальному району города. За что такой почет этому человеку? Вот об этом я и хочу рассказать, причем мой рассказ был бы неполным без мнения многолетнего друга Павла Леонтьевича, моего дяди Виктора Степановича Пастернака, которое он написал в своих мемуарах «Воспоминания и размышления», изданные Хабаровским издательством в 2006 году.

Итак, начну свое повествование. Я впервые увидел Павла Леонтьевича в январе 1965 года. В ту зиму мне впервые разрешили родители встретить Новый год в Хабаровске, куда я с немалым трудом добрался накануне встречи Нового года из моего родного поселка Херпучи на севере Хабаровского края. В один из дней в дом к бабушке с дедушкой, где я остановился, приехали два человека. Это были два друга – Виктор Степанович, один из сыновей моей бабушки, и Павел Леонтьевич, которым было в то время чуть больше 30 лет. Они возвращались с охоты с добычей, которой решили поделиться с родителями Виктора. Приехали уставшие после охоты, так что решили отдохнуть, пока бабушка стала готовить какое-то блюдо из привезенного ими мяса. Что делать, пока мясо жарится и обед готовится? Уже не помню, кому пришла идея научить молодежь играть в преферанс. Молодежь – это мы с Володей, младшим братом Виктора, всего на год старше меня. Он полгода назад закончил школу, из-за болезни не мог сдавать экзамены в институт, и сейчас работал слесарем на Хабаровском судостроительном заводе. А я приехал на каникулы, будучи учеником 11 класса. Вот и решили наши гости за картами скоротать время.

Картежниками мы с Володей были «старыми» и очень азартными. Летом, когда я приезжал на каникулы в Хабаровск, после ужина, если мы с Вовкой не уходили на танцы в ДК «Строитель» на Стройке, начинались картежные баталии. Вначале мы играли в «66», была такая игра. В этой игре две пары сражаются друг против друга. Я уже не помню, в чем заключалась игра, знаю, что там одна из опций называлась «козел», проигравшие должны были залезть под стол и блеять козлом. При другой опции карту вставляли под электропроводку на потолке, и потом было очень трудно отыграться. Играли молодежь против стариков, т.е. мы с Володей против пары – дедушка с моим отцом или другим зятем, Анатолием Мартыновым. Потом нас научили играть в так называемый дамский преферанс – в «кинга». А тут будут учить играть в самый настоящий. Мы тут же согласились и с открытым ртом слушали объяснения не только правил, но и некоторых законов. Например, «под игрока (т.е. того человека, который собрался взять определенное количество взяток) с симака» (т.е. с маленькой карты), а «под вистующего с тузующего» (т.е. под партнера в противостоянии с игроком с большой карты).

Мне показалось, что учителя у нас были хорошие. По крайней мере, мы с Володей весьма неплохо освоили уроки, и потом редко проигрывали, уже когда играли в пору студенчества и после окончания институтов. Вот так я познакомился с Павлом Леонтьевичем. Он оказался очень большим шутником и балагуром. В это время он работал главным инженером кислородного завода в Индустриальном районе города Хабаровска, а Виктор Степанович был вторым секретарем райкома партии в этом же районе. Но они были знакомы еще со студенческих лет, так как оба закончили Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта, которую обычно называли «железкой». Вот что написал в своих мемуарах о том времени Виктор Степанович:

«С Павлом Морозовым я познакомился, когда учился на третьем курсе института. Павел тогда поступил на первый курс нашего факультета и жил в общежитии на одном этаже с нами. Он поступил в институт после окончания школы военных техников (железнодорожного техникума) в Сибири, и уже поработал на производстве. Павел старше меня на год, но выглядел моложе. Этому способствовала не только внешность, но и манера поведения. Всегда веселый, общительный, очень контактный и остроумный, он в скором времени стал известен всему институту. Материально Павлу жилось трудно: отца уже не было, а в Сибири осталась мама с младшим братом и сестрой. Мы помогли ему устроиться преподавателем физкультуры в ту же школу, где я тренировал ребят. Это нас сблизило: уроки физкультуры часто превращались в тренировки по волейболу или баскетболу.

Бывают люди, которые от рождения призваны заниматься общественной работой. К этой категории с полным основанием можно отнести Павлика (буду так его называть, так мне привычнее). Через год все студенты ХабИИЖТа единодушно считали, что студенческую профсоюзную организацию должен возглавлять только Павлик Морозов. Так и сделали. И все оставшиеся годы учебы в институте Павлика избирали председателем студенческого профкома. Это был неиссякаемый «генератор» идей. Ректор (тогда еще начальник, генерал-железнодорожник) Валентин Иосифович Дмитренко «стонал» от бесчисленный запросов профкома по финансированию самых «бредовых» (как он говорил) начинаний Морозова, но отказать ему «не поднималась рука». Во-первых, эти «бредовые» начинания оказывались «передовым опытом» и поднимали авторитет не только студенческого профкома, но и, как сейчас модно говорить, «имидж» начальника, а, во-вторых, как можно отказать, когда начальник «был просто влюблен» в этого Павлика Морозова.

После окончания института Павел приехал вслед за нами, «первопроходцами» хабиижтовцами на «Амурсталь». Начал трудовую деятельность, как и я после института, на паровозе, но вскоре его назначили заместителем начальника железнодорожного цеха, а еще через два года металлурги «Амурстали», как ранее студенты ХабИИЖТа, пришли к единодушному мнению, что председателем заводского профсоюзного комитета должен быть только Павлик Морозов. Так они и сделали. И не пожалели: он очень самозабвенно отстаивал интересы рабочих, активизировалась эта общественная организация. На заводе больше стали строить жилых домов, социальных объектов, нуждающиеся получали помощь и внимание».

Процитировав эти слова Виктора Степановича, я вспомнил, как в пору работы в больнице № 11 города Хабаровска, будучи парторгом больницы, помогал работе местного комитета. Разные люди работали в профсоюзе. Некоторые рвались к работе в месткоме для того, чтобы чаще получать путевки в санатории, или какие другие льготы, типа квартиры или льготной подписки на собрания сочинений известных писателей, а кто-то всего отдавал работе на людей, защите прав трудового люда, рядовых врачей, медсестер, санитарок. Именно такой была долгие годы председатель месткома больницы Хан Роза Александровна, заведующая патологоанатомическим отделением больницы. У неё всегда нуждающиеся могли получить поддержку или материальную помощь. Активно она поддерживала инициативу спортсменов больницы, оплачивала за счет профсоюзной организации аренду спортзала в первом микрорайоне города, автобус для поездок на соревнования по лыжам, а так же на день медработника, чтобы вывезти желающих на лоно природы. Розу Александровну очень уважали сотрудники больницы и ценили руководители краевой профсоюзной организации. Думаю, что не меньшим уважением пользовался Павел Леонтьевич у работников завода «Амурсталь». Но продолжу цитирование мемуаров Виктора Степановича.

«Волею судеб (а скорее, волею тех людей, которые определяли кадровую политику) произошло так, что после избрания меня секретарем райкома, Павла назначили вместо меня главным инженером предприятия № 32, а затем он стал и директором его. (Прим. – предприятие №32 – кислородный завод, входил в число оборонных, и от его деятельности многое зависело в повышении обороноспособности страны). Когда я работал уже вторым секретарем горкома, решался вопрос о председателе райисполкома в Индустриальном районе. Я предложил в числе других и кандидатур рассмотреть и П.Л.Морозова. Павел, узнав об этом, срочно «сбежал» в отпуск в санаторий на запад. После изучения всех кандидатур предпочтение отдали Морозову, но его не оказалось на месте. Мне поручили (я отвечал за кадры хозяйственных руководителей и к тому же хорошо знал Морозова) срочно его разыскать и получить согласие на избрание. Если не согласится, потребовать немедленного возвращения, так как он ушел в отпуск без согласования с партийными органами. Павел так усиленно «залег на дно», что руководству санатория, к которому я обратился с просьбой помочь, пришлось прибегать к помощи милиционеров, обслуживающих санаторий. Павел, конечно же, дал согласие, но после возвращения из отпуска в кругу друзей «предъявил мне счет» за «нанесение морального ущерба», который выражался в том (как он говорил), что девушки в санатории стали задавать ему вопросы: какое он совершил преступление (поскольку его милиция разыскивала), и «с опаской шли на контакты с ним». (Прим. – те, кто говорил о карьеризме в те годы, глубоко ошибаются. Людей заставляли с помощью партийной дисциплины занимать некоторые очень хлопотные должности, очень ответственные и малооплачиваемые. Виктор Степанович, которого в свое время избрали вторым секретарем райкома партии, стал получать 193 рубля, а будучи главным инженером завода получал с премиальными более 400 рублей!).

Ну, это шутки, а если говорить серьезно, то действительность скоро стала такой: я – второй секретарь Хабаровского горкома КПСС, а Павел Леонтьевич Морозов – сначала председатель исполкома районного, а через два года – городского Совета народных депутатов. Без особых договоренностей у нас сложился неукоснительный принцип: «дружба дружбой, а табачок – врозь» — на работе нормальные деловые отношения, безо всякого панибратства и поблажек (думаю, к нему я был даже более требовательным, чем к другим, и Павлик, как мне казалось, это одобрял, чтобы не подумали, что другу все с рук сходит).

Больше всего нас с Павлом сдружила (даже сказал бы, сроднила, сделала преданными друг другу), совместная зимняя охота на зверя. Отец Павлика, сибиряк Красноярского края, был профессиональным охотником. Не иначе как призвание, талант и страсть охотника-промысловика переданы Павлу с генами отца. Чтобы понять, как страстно любит Павел Морозов зимнюю охоту, надо побывать с ним один раз в самых непредсказуемых обстоятельствах. Справедливости ради скажу, не менее страстным он был и во время охоты на водоплавающую птицу, и на рыбалку на Амуре, и на горных реках. Но мне не довелось спускаться с ним на резиновых лодках по по опасным горным рекам, хотя все «приключение» мне известны.

Итак, пристрастил меня к охоте Павел, за что ему очень благодарен. Зимняя охота в дальневосточной тайге на зверя (кабана, лося, изюбря, косулю) – это не то занятие, которым увлекались власть предержащие в европейской части России, сидя в укрытиях около кормушек для лосей и кабанов, укутавшись потеплее в меховую одежду. На Дальнем Востоке охота – очень трудное состязание охотника и зверя. Чтобы выследить его, надо исходить по глубокому снегу 20-30 километров в день. И если удастся найти свежий след, а потом сможешь перехитрить зверя и бесшумно к нему подкрасться (или выждать, сидя или лежа в снегу), возможно, и отстреляешь кабана. Но это только начало. После короткого «танца победителя» предстоит ободрать и разделать зверя. И вот теперь наступает настоящий рабский труд – вынести в рюкзаке добычу (по тайге и глубокому снегу, страшно уставшему, чаще всего через сопки и уже затемно). И если все это выдержишь, и снова вернешься на следующий выходной день на зимнюю тропу, значит, появилась «опасность», что ты « заразился неизлечимой болезнью» – охотой. Об этой «болезни» народ не напрасно сказал: «охота пуще неволи». Есть такой стишок про охотников:
Охотника поймешь тогда,
Когда пройдешь неоднократно
Надежды полный путь туда
И горемычный путь обратно.
В сих строках содержится истинная правда».

Закончу на время цитирование мемуаров моего дяди, Виктора Степановича. Добавлю, что именно после такой зимней охоты и приехали дядя Витя со своим другом Павликом к родителям Пастернака, когда учили нас с Володей премудростям игры в преферанс. Второй случай, который позволил мне познакомиться почти со всеми друзьями по жизни Виктора Степановича, произошел в январе 1981 года. Ему исполнилось полвека, он в это время был первым заместителем председателя Хабаровского крайисполкома. Дата круглая, настоящий юбилей, поэтому было решено отметить его достойно. Вначале в каком-то ресторане юбиляра поздравляли коллеги по работе, руководители партийных и советских органов края. Второй раз Виктор Степанович пригласил своих многочисленных родственников, живущих в Хабаровске. В этой группе должен был быть и я, но в этот день я дежурил в больнице, замениться не смог, и дядя Витя предложил мне прийти на следующий день к нему на квартиру, где его должны поздравлять друзья. Они были из двух категорий – товарищи по спорту и по охоте. Если первых я знал очень неплохо, все же давно следил за хабаровскими спортсменами, в первую очередь волейболистами, а вот охотников не знал.

Это был удивительный вечер воспоминаний о спортивных подвигах юбиляра, одного из ведущих волейболистов и баскетболистов края в 50-е годы, члена сборных команд на только края и её капитана, но и входившего в состав сборной РСФСР, которая должна была выступать на первой Спартакиаде СССР в 1956 году. Но были и другие повествования, уже товарищей дяди Вити по охоте, которые наперебой рассказывали об интересных случаях на охоте или рыбалке. И все эти рассказы комментировал тамада на этом застолье Павел Леонтьевич Морозов. После его очень метких комментариев обычно раздавался громкий хохот. Вот тогда я понял, какой остроумный и веселый человек председатель горисполкома Хабаровска. И главное – находчивый, из самых щекотливых ситуаций находивший выход.

Продолжу цитирование мемуаров Виктора Степановича:
«Я много рассказываю про увлечение охотой, и может сложиться впечатление, будто оно составляло чуть не главное в нашей жизни в те годы. Нет, это не так. Охота и рыбалка были только увлекательным активным отдыхом. Наш «зимний» охотничий сезон открывался в конце ноября и заканчивался в январе. Субботы, как правило, у нас рабочие дни. Так что двухдневных выходных выходило немного. От этого, возможно, они и были такими дорогими и памятными.

Главное же, чему мы полностью себя отдавали – это наша работа. Но тогда она не являлась бизнесом, которому в наше время подчинены все (включая чиновников) и всё (включая совесть). Сейчас часто задумываюсь: в чем же заключается смысл жизни и чем, по сути дела, была моя работа в то время? И прихожу все больше к убеждению, что моя работа была служением. Это самозабвенное служение Родине и своему народу, который многое мне доверил. Свое благополучие и благополучие моей семьи неразрывно связывал с благополучием честных людей того общества, в котором мы жили. И это не какая-то идеологическая зашоренность, а моя глубокая вера в свою Родину и благородные идеалы, главным из которых для меня была социальная справедливость, честность перед людьми и моей совестью. Поэтому и главной целью стало не личное обогащение, а стремление воплотить в реальность то, что мы намечали в своих планах на благо всем людям. А реализовывать это ох как непросто! Надо предусмотреть и изыскать не только необходимые средства и ресурсы. Необходимо (и это, наверное, самое трудное) организовать и заинтересовать людей. При этом их добросовестный труд чаще всего не в полной мере компенсировался личной выгодой. Тут требовалось, чтобы люди поверили тебе. Вот, наверное, главное, чем жили мы в те годы.

Пишу это, вспоминаю прожитое, а мое внимание как-то само собой остановилось на фотографиях, которые находятся в нас в библиотеке на стенах и в книжных шкафах, на полках за стеклом. На одной из них запечатлен Павел Морозов. Он стоит в моторной лодке. Лодка причалена к набережной. На втором плане виднеется Амурский утес. Взор Павла обращен к просторам Амура, который он так любил. А мне фотография напомнила историю создания этой самой набережной вокруг утеса, что виднеется за спиной Павла. Всегда хабаровчане любовались величавой рекой с Амурского утеса, а проплывающие по реке люди – не менее величавым утесом. Неслучайно именно здесь возвели наши предки памятник Муравьеву-Амурскому, соорудили здание и башню, возможно, единственного на всем Амуре маяка. Красивое место! Но, любуясь могучей рекой уже в наше время, люди в грустью замечали: Амур-батюшка неумолимо подмывает берега около утеса. С каждым годом они все больше и больше осыпаются, отбирая метр за метром территорию у красивого парка, расположенного на высоком берегу Амура.

Хотя и преобразились за послевоенные годы берега Амура в этой части города ( ниже утеса по течение реки на местн всегда загрязненной песчаной косы сооружен замечательный стадион в трибунами на 30 тысяч зрителей, открытым плавательным бассейном круглогодичного действия, ледовым и легкоатлетическими Дворцами спорта; выше утеса построена набережная и причалы речного пассажирского порта), но так и оставался берег неблагоустроенным у городского пляжа и утеса. Не один раз обращались горожане к «отцам» города с просьбами принять меры по защите берега здесь от размыва и обрушения. Это просьба включалась и в наказы избирателей депутатам городского Совета народных депутатов. Но проходили годы, а проблема оставалась неразрешимой: слишком уж дорогостоящей она была для городского бюджета. Требовалась разработка сложных проектов и выполнение большого объема гидротехнических работ в русле реки специализированными организациями, которых еще в крае не было.

И вот, изучая новые наказы избирателей, мы с Павлом загорелись желанием выполнить, наконец, этот наказ – укрепить берег и соединить набережной стадион имени Ленина и речные пассажирские причалы. У нас уже был опыт изыскания (как тогда принято было говорить) «внутренних резервов и поднятия масс на реализацию общественно-полезных проектов». Мы знали, с какими трудностями столкнемся, но учитывали также, что появились реальные возможности решить эту проблему – в крае был создан мощный мостостроительный трест, построивший уникальный мост через Амур у города Комсомольска и возводивший мосты в сложных условиях через горные реки на БАМе. Нам иногда задавали «недоуменный» вопрос: «А зачем все это вам надо: искать для себя лишнюю работу?» А мы отвечали: «Давайте сделаем это не по обязанности, а по собственному желанию, для души. Чтобы самим приятно было». И знаете, люди благосклонно воспринимали такой подход. По крайней мере, мостостроители с большим желанием откликнулись на нашу инициативу и сверх установленных им плановых заданий зимой соорудили эта набережную, что виднеется на фотокарточке за спиной Павла».

Я помню, как возводили эту набережную. Уровень воды в Амуре зимой уменьшается, поэтому были обнажены скалы утеса, которые обычно бывают под водой. И на песчаном берегу под утесом мостостроители вели отсыпку и бетонирование основание набережной, возвели на одном уровне с набережной стадиона Ленина и пассажирского речного порта ту часть ныне общей набережной под скалой утеса, а потом облицевали возведенную набережную гранитом. И уже весной гуляющие неспешно проходили мимо в парк стадиона, и стало понятно, что они воспринимают возможность гулять по этой набережной как само собой разумеющееся, всегда существовавшее. Особенно так думают последующие поколения хабаровчан и гостей этого города.

Примерно в это же время в мою судьбу вмешался случай, который мог круто изменить мою дальнейшую жизнь. И оба героя моего повествования – Пастернак и Морозов, приняли непосредственное участие в нем. Весной 1978 года появилась вакантная должность главного врача городской больницы № 10. И руководство городского отдела здравоохранения решило, что я – лучшая кандидатура на эту должность. Почему пришла такая идея заведующей отделом Шетенко Ларисе Степановне, не знаю. Видимо, ей, как выходцу из 11-й больницы, импонировала моя работа в качестве парторга этого учреждения, которая получала высокую оценку как районного, так и городского комитетов партии. Меня стали уговаривать стать главным врачом. Но я не чувствовал, что мне это по плечу. За моими плечами был всего 4-х летний стаж работы рядовым врачом, даже не заведующим отделением. А мне предлагают руководить больницей, в которой работает более 2-х тысяч сотрудников. Я стал отказываться. Меня приглашали для разговора к третьему секретарю горкома партии Коростылевой, заместителю председателя горисполкома Завгородней. В качестве главного аргумента предлагали получение квартиры, в которой я остро нуждался. Я очень переживал, что не выдержу давления, а потом подведу и себя, и коллектив 10-й больницы. Я и поделился своей тревогой с родителями. Мама позвонила брату, тот пригласил меня к себе на беседу, выслушал все мои аргументы, и решил, что я прав. Пока такая должность мне не по плечу. Он созвонился с Морозовым и с заведующей горздравотделом Шетенко, и попросил отстать от меня.
Снова я столкнулся с Павлом Леонтьевичем через много лет. К этому времени я был уже первым заместителем заведующего отделом здравоохранения крайисполкома, а Морозов был заместителем председателя крайисполкома, начальником Главного планово-экономического управления. Мне не раз приходилось приносить к нему на согласования проекты решений крайисполкома по охране здоровья, и мы с ним беседовали и по сути принимаемых решений, и вообще о жизни. Я напомнил ему эпизод с обучением меня игре в преферанс.

А потом я однажды принимал участие в заседании крайисполкома. К этому времени мой дядя вернулся в край из Москвы, где он работал заведующим отделом транспорта и связи ЦК КПСС, а здесь сменил А.К.Черного в должности первого секретаря крайкома партии. На том заседании, где я присутствовал, одним из вопросов стоял примерно такой: «Об использовании в промышленности края станков с числовым программным управлением». До этого решение по данному вопросу было принято на уровне Политбюро и Совета Министров СССР. Казалось бы, текущий вопрос, вроде как надо просто взять по козырек и исполнять. Но не такой был мой дядька, который как член исполкома присутствовал на этом заседании. Он стал задавать докладчику, начальнику ГлавПЭУ и заместителю председателя крайисполкома Морозову уточняющие вопросы по данной повестке дня, очень логичные и не оставляющие на подготовленном решении исполкома камня на камне. Не нужны были в Хабаровском крае эти станки с ЧПУ, потому что они к тому времени были очень несовершенны, часто ломались, а если бы работали, что за месяц выполнили годовой план на большинстве предприятий края, где их планировали устанавливать. Мало того, что они очень дорогие, так еще пришлось бы сократить много рабочих, которые до этого и делали этот план. Члены исполкома, которые знали о приятельских отношениях Пастернака и Морозова, посмеивались и удивлялись: «Что прислал к своему другу новый первый секретарь крайкома?». Но после прочтения мемуаров Пастернака я понял, что у него спрос со своего друга был больше, чем с других подчиненных.

Закончить свое повествование я снова хочу цитатами из книги В.С.Пастернака:
«Завершить свой рассказ о моем друге Павлике Морозове хочу выдержкой из книги «Почетные граждане Хабаровска»:
Морозов Павел Леонтьевич (1930-1996). Кандидат экономических наук, бывший мэр г. Хабаровска и заместитель председателя крайисполкома, почетный гражданин г. Хабаровска с 21.05.1996 г.»
К сухой констатации биографических данных, добавлю, что годы работы Павла в крайисполкоме совпали с периодом, когда я трудился председателем крайисполкома, затем заведующим отделом ЦК КПСС и первым секретарем крайкома КПСС. Мне, как никому, хорошо известно, что Павел Леонтьевич заслуженно пользовался большим авторитетом не только в крае, но и Госплане РСФСР, его знали и ценили многие ученые-экономисты. В 1990 г. он достиг пенсионного возраста, но был полон сил и энергии. И многим показалось неожиданным и неоправданным решение тогдашних руководителей края отправить П.Л.Морозова на пенсию. Это произошло через полгода после моего ухода на пенсию по состоянию здоровья. Действительными же причинами отставки Морозова являются, как ни странно, его высокий авторитет и широкая популярность. Бывшие руководителя края, претендующие при новом режиме на власть, постарались при первой возможности устранить возможного реального для них конкурента. (Прим. – после Морозова эту должность занял будущий губернатор Хабаровского края Виктор Иванович Ишаев)

Вынужденный уйти на пенсию Павел по-прежнему щедро отдавал свои знания и опыт студенческой молодежи. Но ему, всю сознательную жизнь полностью отдававшемуся общественной работе, этого оказалось мало. У Павла никогда не было семьи. У него в Хабаровске брат, сестра и взрослые племянницы. Все они, как могли, окружали его заботой. Но сами не могли заменить ему семью, у них были свои заботы и проблемы. Только любящая жена, дети и внуки могут быть тем надежным «тылом», куда может отступить любой «боец», чтобы собраться с силами, когда у него заканчиваются «баталии» на трудовом или общественно-политическом «фронте». У Павла такого «тыла» не оказалось. Он осознал это слишком поздно и надеялся, что фермерское хозяйство и пчеловодство как-то заполнят образовавшийся жизненный вакуум. Но этого не произошло. Он впервые почувствовал свое безысходное одиночество. В одну из наших последних встреч с глубокой душевной болью обо всем этом мне рассказал. Думаю, очень позднее признание общественностью города его заслуг перед Хабаровском (почетным гражданином города его назвали только в 1996 году, т.е. через шесть лет после ухода на пенсию), сыграло свою роль и отразилось на его здоровье. Он, за внешней признательностью, скрывал глубокую человеческую обиду и, по существу, воспринял запоздалое присуждение этого почетного звания как прощальный привет: 21 мая 1996 года его признали почетным гражданином Хабаровска, а 13 декабря этого же года его больное сердце перестало биться. Это произошло на его фермерском хозяйстве, на ступеньках скромной хижины.

В последний путь П.Л.Морозова провожал практически весь город. Это было выражением неподдельного, искреннего отношения к нему хабаровчан и подлинным признанием его заслуг перед ними.»

А еще через несколько лет именем Павла Леонтьевича Морозова названа новая улица в Индустриальном районе города. Причем в отличии от улиц Ленина, Суворова, Дикопольцева она так и называется, с полным именем и отчеством. По-видимому, чтобы не путать с улицей более известного в советское время пионера Павлика Морозова. Улица в том самом районе, где он несколько лет был председателем райисполкома. Это начавшуюся строиться еще в 90-е годы улицу одно время называли Пионерской, она шла параллельно улице Краснореченской по пустырям, мимо судостроительного завода, Затона, и не была благоустроена. Но за последние годы она превратилась в современную улицу, где стоят многочисленные «высотки», Дворец спорта «Ерофей», где проводятся матчи по любимой игре хабаровчан – хоккею с мячом. Именно в этом дворце спорта местная команда СКА-Нефтяник дважды становилась чемпионом страны, а также два раза за последние годы выигрывала звание чемпионов мира сборная России. Не связаны ли эти победы с энергетикой бывшего многолетнего мэра города Павла Леонтьевича Морозова? Мне лично хочется в это верить.

Морозов павел леонтьевич кто это

Председатель горисполкома Хабаровска Павел Леонтьевич Морозов

Председатель исполнительного комитета городского Совета народных депутатов Хабаровска Павел Леонтьевич Морозов (первый справа) принимает делегацию одной из японских префектур.

Войдите или зарегистрируйтесь,
чтобы скачать фото

В корзину Удалить из корзины

  • Категории: Политика
  • Место: Хабаровск, Россия
  • Дата события: 13.08.1972
  • Дата поступления: 13.08.2019
  • Автор: В. Волошенко
  • Источник: РИА Новости
  • Кредит: РИА Новости
  • Оригинал: J72-8506A, 35 мм негатив
  • Формат: JPEG, 5430x3543px, 5.4Mb
  • Отдел продаж
  • +7 495 637-3146
  • photo@ria.ru
  • Услуга фотохостинга
  • Фотослужба
  • По вопросам сотрудничества
  • +7 495 645-6482
  • photo-news@ria.ru
  • Фотовыпуск
  • photomaster@ria.ru
  • Техподдержка
  • +7 495 645-6422 (9:00-18:00 МСК)
  • +7 495 645-6615 (круглосуточно)
  • support@riamediabank.ru
  • О нас
  • Политика конфиденциальности
  • Правила применения
    рекомендательных технологий
  • Обратная связь
  • Контакты
  • Помощь
  • sputnikmediabank.com
  • Руководство пользователя

© 2024 Медиагруппа «Россия сегодня»

Нам есть кем гордиться: почётный гражданин Хабаровска Морозов Павел Леонтьевич

Нам есть кем гордиться: почётный гражданин Хабаровска Морозов Павел Леонтьевич

В рубрике «Нам есть кем гордиться» ИА «Хабаровский край сегодня» продолжает рассказы о людях, благодаря труду которых наш край расцветал и развивался. Одним из них был почётный гражданин Хабаровска Морозов Павел Леонтьевич (1930 – 1996 гг.) – труженик, преданный делу профессионал. Главным в его делах было – сделать жизнь горожан комфортнее, безопаснее, удобнее. Создал работоспособную команду руководителей городских служб, где всё было подчинено интересам города и горожан. Награждён орденом «Знак Почета», орденом Трудового Красного Знамени, медалями.

Он нашел себя здесь

Когда я вспоминаю о нём – в беседе с друзьями, или по случаю, в душе поднимается волна тепла. Волна признания и благодарности. И эта благодарность не только за то, что сделано им или по его неуёмной инициативе. А за его любовь к делу. Делу трудному, не имеющему границ. Не ограниченному временем. Это дело – ведение и управление Хабаровским городским хозяйством. Одно перечисление основных его направлений – уже утомит рядового жителя города.

А он, Павел Леонтьевич, внедрялся в каждую отрасль городского хозяйства с интересом и неравнодушием. И этому учил постоянно своих коллег, руководителей отраслей и ведомств города.

Председатель горисполкома. Хабаровск не миллионный город, но забот от этого меньше не становится. Город – это огромный организм. Он живёт своей определённой жизнью. И забота председателя – чтобы ритм этой жизни не сбивался, не нарушался. А причин для сбоя всегда достаточно.

Он жил тогда на «Гупре». И на работу к 8 часам ходил, как правило, пешком. Всегда разными маршрутами. Хозяйским глазом отмечал неубранный снег, сбои в движении автобусов, ямы на дорогах, разбитые тротуары. И до начала рабочего дня делал десятки звонков.

Разговаривал без крика, без оскорблений. Всегда с долей еле заметной иронии. И руководители откликались, понимали его просьбы и боль.

Работу председателя исполкома он в шутку сравнивал с модной тогда игрой – КВН. Не знаешь, что тебе преподнесёт новый день или час, тот или иной краевой руководитель, либо новое ЧП.

Даже в выходные (в субботу всегда работали) Морозов должен был доложить, где он находится, как его найти.

Многие удивлялись, как можно выдержать такой ритм многие годы. А он поражал своей увлечённостью и энергией постоянно, в любое время суток. Он как будто получал подпитку от многообразия вопросов, которые решал.

Не поле перейти

Зная Морозова на протяжении почти 30 лет, поражаюсь – откуда в нём такая жизнестойкость и жизнелюбие. Конечно, это и гены, и воспитание, и окружение. Но ещё и детство, семья. Родился он 15 февраля в с. Андреевка, Красноярского края. Отец погиб в 1942 году на Ленинградском фронте. Мать, Зинаида Васильевна, одна поднимала пятерых детей.

В 15 лет, окончив семилетку, он начинает работать бондарем, зав. складом на лесозаводе. Мы в сегодняшнее время тянем и оберегаем наших детей до 30-40 лет. Всё боимся их отпустить на самостоятельные хлеба. А потом недоумеваем – откуда эта инфантильность в 45 лет, откуда лень и иждивенчество.

Год тяжелого труда сподвиг Павла учиться. Учиться ему всегда хотелось, но были семейные обстоятельства. 4 года Павел учится в Красноярской школе военных техников Министерства путей сообщения. Годы послевоенные, голодные (1946-50). Помощь от семьи очень скромная, но есть духовная поддержка.

Архив, письма матери:

— Здравствуй, сынок, Паша, с приветом к тебе мама. Мы живём пока ничего, а с Ниной (сестра) дела плохи, сильно болеет. Собирала тебе деньги 2 раза по 200 рублей, но отдала 500 рублей на лекарства для Нины. Посылаем тебе катанки, малость большеватые (45 размер) и 4 м. байки на портянки. А шерсти не достала. Свяжу тебе перчатки, как куплю шерсти… 1944г.

… Тебе, Паша, отдали катать чесанки. Ты вышли рублей 100, а то сейчас живём трудновато. Брат денег по болезни всё лето не получал. Да потратились на свадьбу сестре Лиды, брат на свадьбе сильно остыл и заболел, ты уж не обижайся… 1950г.

По окончании училища был направлен на работу в г. Комсомольск-на-Амуре в отделение дороги, получил специальность техник. Работал слесарем, осмотрщиком вагонов, инструктором вагонного участка. Через год поступил учиться в Хабаровский институт Железнодорожного транспорта. Это было начало 50-х годов.

Учился очно. И постоянно работал, чтобы выжить. Преподавал в школе №39, лаборантом, председателем профкома в институте, начальником пионерлагеря.

По окончании института работал помощником машиниста паровоза, мастером, помощником начальника цеха завода «Амурсталь» в Комсомольске.

В 1964 году был переведён в г.Хабаровск главным инженером кислородного завода, а затем директором этого завода.

Платформа действий

Почему в 1967 году Павел Морозов был избран председателем исполкома Индустриального района г.Хабаровска?

В советские времена на такие должности был самый тщательный отбор. И партийные органы своей щепетильности и тщательности не изменяли. Сам Павел Морозов заставил обратить на себя внимание. За три с небольшим года своего директорства он, являясь депутатом Индустриального райсовета, организовал десятки больших и малых дел в районе.

Можно ли считать большим делом устройство тротуара? Казалось бы, что тут особенного. Но когда утром и вечером, в дождь и снег люди с детьми и без, с сумками, колясками идут к автобусу по проезжей части дороги, тут не до шуток. До беды недалеко. И таких просьб от жителей района, наказов избирателей, было десятки. И Морозов знал им цену. И добивался выполнения.

Из воспоминаний Морозова П.Л. «Как депутат, я возглавлял комиссию депутатов по благоустройству района. И мы начали заниматься благоустройством на полном серьёзе. Объединились несколько депутатов и взялись за строительство спортивного комплекса за счет своих предприятий в 1-ом микрорайоне. Это было не просто, но построили».

Индустриальный район – самый большой в городе, самый промышленный. Очень мешала работе ведомственность. Там жилмассив ТЭЦ, там «Амуркабель», там судостроительный завод. Но Морозов упорно, постепенно приучал руководителей ведомств отвечать за порядок на своей территории.

Кроме этого, он добился системной помощи и поддержки от этих ведомств в решении общих для района вопросов. Приучил руководителей к ответственности, к умению держать слово.

За три с половиной года он не раз побывал в каждом трудовом коллективе. Разговаривал при встречах на равных. Делился трудностями, предлагал пути их решения. И люди ценили и поддерживали его инициативы, его желание – сделать район более благоустроенным, более чистым и комфортным.

Звёздный час

Крайком партии рекомендовал. Горком партии утвердил. Сессия горсовета избрала Павла Морозова председателем горисполкома в июле 1971 года.

Он пришел на эту должность, достаточно зная особенности и узкие места городского хозяйства. Работы было непочатый край.

Вроде бы – какие сложности? Исполнительный комитет – знай да исполняй намеченное. Но это было не про него. Наряду с текущими делами, он вычленял список главнейших дел, требующих внимания, денег, строительных возможностей. Эти новые дела не всегда пахли розами: город задыхался от отсутствия полноценных канализационных очистных сооружений. А это тормоз в новом строительстве, это постоянные аварии и ремонты.

Городу катастрофически не хватало старого, дореволюционного водозабора. Перебои с водой были привычным делом. Но денег своих, бюджетных на строительство не было.

Городские дороги (Краснореченская, 60-летия Октября, Волочаевская, промзона) были перегружены. Доставка людей на работу проводилась как военная операция. Автобусов не хватало, дороги забиты.

А также нехватка больниц, поликлиник, школ, детсадов, гостиниц, театров, спортивных сооружений и пр. от обилия и сложности проблем города он, Павел Морозов, не растерялся.

Он засиживался в исполкоме до глубокой ночи, изучая ту или иную проблему. Подыскивая наиболее выгодные для города пути решения. Он напрашивался на вечерние «посиделки» к зав. отделами по промышленности и строительству горкома партии, крайкома партии и крайисполкома. Он подружился с Ю.Н. Дегтяревым, В.А. Богдановым, И.П. Кудровым и другими работниками вышестоящих органов власти. Он убедил, заставил их быть союзниками интересов города при составлении бюджетов на очередной финансовый год.

Частенько Павел Морозов навещал первых секретарей горкома партии – Крылова Н.И., а потом Попова А.Г. Навещал не чай пить, а поднять тот или иной наболевший вопрос. Убедить и доказать необходимость его решения. С Крыловым было поуютнее, он был строгим, но не жестким, более доступным. А вот при общении с Поповым – летели искры. Часто понимания не было. Но Морозов не сдавался. Искал дополнительные пути, но без подлостей. Опять встречался, с новыми доводами и добивался своего.

Откуда этот дух доброты? Эта готовность выдержать всё, лишь бы добиться единства мнений? Я думаю, это идёт от огромной ответственности за порученное дело. От огромного желания сделать лучше, быстрее и качественнее. От глубокого знания существа вопроса.

Сегодня, уже в 21 веке, в новом времени, таких живых и преданных делу борцов так не хватает. Нас заполоняет дух равнодушия, пофигизма, куда кривая выведет. А на этом далеко не уедешь…

Опыт работы и жизненной практики Павла Морозова подсказывал: надо подобрать на основные направления городского хозяйства надёжных, компетентных, ответственных людей. И это не делается в один день.

Председатель исполкома, в течение первого полугодия встретился с каждым руководителем управлений, отделов, служб и ведомств города.

Личный контакт, непринуждённая беседа о текущих и перспективных делах, настроенность и желание делать и творить ещё больше, чем имеем сегодня — всё это в определённой мере ложилось в основу: будем работать вместе или нет.

Ушли немногие. Ушли тихо, без всплесков. Помню первого заместителя председателя по благоустройству. Без фамилий. Крупный, грузный в свои 50 лет, он слишком спокойно воспринимал просьбы, замечания Морозова. Всегда находил десяток оговорок. Не спешил поправить дело.

А благоустройство в городе – у всех на виду. Едет в аэропорт Черный А.К., первый секретарь крайкома КПСС, и по пути с дороги звонит Морозову о непорядках на дорогах, на транспорте, в аэропорту. А секретарей крайкома было пять, да плюс председатель крайисполкома и его заместители. И каждый, почти каждый, не упустит возможности ткнуть носом в непорядок. Это издержки краевой столицы.

На место первого зама пришел А.С. Панченко. Энергичный, с опытом работы, коммуникабельный. Он в шутку называл себя – главным городским дворником. Именно от него зависят эффективность работы всех коммунальных, санитарных, дорожных служб.

В команде успешно, не жалея себя и своего времени работали многие годы с Морозовым: Зоя Васильевна Завгородняя, заместитель председателя по социальным вопросам; Пётр Андреевич Новиков, заместитель председателя по строительству; Юрий Алексеевич Фёдоров, начальник УКСа горисполкома; Леонид Аркадьевич Вишняков, главный архитектор города; Иван Иванович Беркут, начальник управления по благоустройству; Надежда Ивановна Кудрявцева, заведующая гороно; Лариса Степановна Шетенко, заведующая здравотделом города; Виктор Петрович Журавлёв, начальник горжилуправления; Григорий Степанович Пертулесов, городская санэпидстанция; Юрий Иванович Буряков, начальник управления «Горсвет»; Александр Мефодьевич Изотов, заведующий отделом торговли города; Олег Данилович Закасовский, председатель Центрального райисполкома; Людмила Ивановна Королько, председатель Краснофлотского райисполкома; Виктор Степанович Карасельников, председатель Индустриального райисполкома; Александр Григорьевич Корнилов, управляющий трестом «Горгаз»; Юрий Семёнович Плотников, начальник управления «Горводоканал»; Анфиса Григорьевна Раевская, секретарь горисполкома, организатор 450-ти депутатов горсовета; Татьяна Васильевна Левина, заведующая отделом местной промышленности и бытового обслуживания; Геннадий Фёдорович Соломин, начальник ГТС; Илья Васильевич Коршунов, управляющий горремстройтрестом; Мария Герасимовна Ивинченко, председатель Кировского райисполкома. И, конечно, многие другие. На этих людей Морозов П.Л. опирался. Но постоянно каждого из них «натаскивал», учил, мягко подсказывал, советовал, как лучше, эффективнее решить тот или иной вопрос. С ними выполнялись годовые планы и задания, строились новые кварталы жилья, открывались новые транспортные маршруты, благоустраивались микрорайоны, обустраивались новые школы, детские сады, поликлиники, больницы, стадионы и пр.

В апреле 1973г. в г.Хабаровске открыт завод художественной керамики.

7 февраля 1975г. по инициативе города было принято решение секретариата крайкома КПСС о сооружении площади Славы в Хабаровске к 9 мая 1975г. (за 3 месяца!)

В январе 1977г. вступил в строй завод алюминиевых конструкций

В декабре 1977г. в Индустриальном и Центральном районах города Хабаровска организованы жилищно-эксплуатационные тресты для улучшения благоустройства города.

В июне 1981г. сессией горсовета Хабаровска учреждено звание «Почетный гражданин Хабаровска».

За 1971 год передано горжилуправлению от ведомств более 80 тысяч кв. м. жилого фонда.

За 1971 год в городе посажено 122,3 тыс. штук деревьев (план 87,2 тыс.шт.)

Командировок у Павла Леонтьевича Морозова было немного. С Москвой тесно работал край. Но в Японии он бывал с делегацией мэров Сибири и Дальнего Востока почти ежегодно.

В октябре 1971 была его первая поездка с делегацией СССР в г.Ниигату. Наша делегация была более 20 человек, в основном председатели горисполкомов. Всё было мирно, интересно, без политических всплесков, хотя после окончания второй мировой войны прошло всего 25 лет.

Работали двумя группами для удобства. Морозов со своей группой объехали 5 небольших городков по северному побережью Японии. Проведено 19 встреч с мэрами городов, с депутатами, с чиновниками муниципалитетов. Побывали в школах, учреждениях культуры, стадионах, торговых предприятиях, ресторанах и кафе, строительных площадках.

На каждой встрече было по 300 – 350 человек. Вопросов сотни, но без «территориального интереса».

Морозов приехал с десятком блокнотов, фотографий, с большими планами на будущее.

На планёрке после приезда он полтора часа проводил мастер-класс, делился, комментировал, тут же ставил задачи. У него горели глаза от желания сделать лучше в нашем городе. После планёрки глаза горели у большинства участников.

Долгие годы он возглавлял ассоциацию мэров городов Сибири и Дальнего Востока. Принимал у себя, в других городах японские делегации. Делились опытом, проводились взаимные обмены делегациями от культуры, от спорта, от медицины и пр.

Именно эти связи положили начало организации системной прибрежной торговли между странами и городами побратимами.

Ассоциация действует и сегодня, и всегда проходит в обстановке дружеской теплоты, шуток, взаимопонимания.

Об увлечениях

Он так и остался холостяком. Своим домом и семьёй был для него город. Он был пропитан его сложностями, радостями, удачами и проблемами.

По поводу женитьбы он не уставал отшучиваться. Мол, совсем нет времени на ухаживания, на встречи под луной. Жениться, это большая ответственность, всё равно, что вытащить ужа из мешка с гадюками…

Друзей было немало. Среди близких – Жиров, генерал Чуйко, Крысин и ещё 2-3 человека. С близкими выбирался на свою дачу. На даче из-за отсутствия времени, да и средств (мама с сестрой уже жили в Хабаровске и он им помогал), ему удалось построить деревянную баню. Но и этого было достаточно, чтобы побыть на природе, наедине с собой, с друзьями.

Спиртным не увлекался, женщин подчеркнуто уважал и не обижал.

В доверительных отношениях был с Тимошиным С.И. Советовался с ним и по житейским и по общегородским вопросам.

Многие годы любил и играл в волейбол, это 1 – 2 раза в неделю поздно вечером. В бассейн выбирался редко, хотя постоянно следил за весом. Изучил азы здорового питания, на больничном практически не бывал. Много читал специальной литературы по управлению городом, регионом, политической публицистики.

Всё остаётся людям

За 10 лет работы председателем исполкома П.Л. Морозов добился согласованных действий всех уровней городского хозяйства, особенно укрепил социальную и коммунальную сферу города.

Он научил свою команду считать, что город – это как большая хозяйственная организация, сколько зарабатывает и сколько тратит. И каждый уровень знает, что он должен делать. Сколько платить за работы. Где взять деньги.

М_389.jpg

Фото: «Личность. История Хабаровского края в лицах»

Он включил в этот огромный водоворот городских депутатов. Добился повышения их полезности для города, их неравнодушия, их вклада, стараний для жителей Хабаровска.

Он особо подружился с проектировщиками и архитекторами, сделав наперёд, на многие годы вперёд проекты на строительство ул. Пионерской, расширение проспекта 60-летия Октября, обводных дорог вокруг города, транспортных современных развязок на улицах К.Маркса, Большой, 60 лет Октября, Запарина.

Он успел укрепить инфраструктуры города: построить канализационные очистные сооружения для города в с.Фёдоровка, построить водозабор на 125 тысяч м 3 воды в сутки возле речного вокзала, построить транспортную развязку в Южном микрорайоне, в районе кинотеатра «Юбилейный», ввести новый вид транспорта – троллейбус.

Благодаря его усилиям, настойчивости и участию были построены: городской Центральный рынок, краевая клиническая больница, детская комплексная больница, театр музыкальной комедии, гостиница «Турист» и «Интурист».

Для Морозова Павла Леонтьевича забота о нормальном развитии и жизни Хабаровска стала главной. Опыт руководства городом он изложил в своей диссертации. Он написал книгу о Хабаровске.

С 1981 по 1990 годы Павел Леонтьевич работал в Хабаровском крайисполкоме, заместителем председателя, председателем плановой комиссии. При его прямом участии в крае было разработано более 20 целевых и комплексных программ на будущее края.

Энергичный и требовательный, обладающий большими организаторскими способностями, настойчив в достижении цели, постоянно работающий над повышением научного и профессионального уровня, П.Л. Морозов очень часто выступал перед населением (без бумаг), перед руководителями различных служб края и районов, часто публиковался в краевой печати.

В нём совершенно не было спеси, ни тени чванства и монстра, живущего ради карьеры.

Тоскую по временам и людям, для которых государственная служба была главным делом жизни. Когда хотелось работать в команде на благо города, края и в итоге, для нашей Родины.

Павел Леонтьевич Морозов. Биография.

80 лет со дня рождения Павла Леонтьевича Морозова (1930–1996), государственного деятеля, кандидата экономических наук, почётного гражданина г. Хабаровска (1996).

80 лет со дня рождения Павла Леонтьевича Морозова (1930–1996), государственного деятеля, кандидата экономических наук, почётного гражданина г. Хабаровска (1996). Родился в деревне Андреевке Каратузского района Красноярского края. В 1945 г. окончил семилетнюю школу в с. Курагино Красноярского края. В 1945–1946 гг. работал бондарем, зав. складом на лесозаводе в с. Курагино. В 1946–1950 гг. учился в Красноярской школе военных техников железнодорожного транспорта по специальности «техник-механик», после окончания которой приехал на Дальний Восток и навсегда связал с ним свою жизнь. Работал осмотрщиком вагонов ПТО станции Комсомольск-на-Амуре, инструктором вагонного участка, слесарем. В 1956 г. окончил Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта, получив диплом инженера-механика. Во время учёбы – работал учителем труда в средней школе № 39, лаборантом, председателем профкома института, начальником пионерского лагеря. Четыре года жил в г. Комсомольске-на-Амуре, работал помощником машиниста паровоза, мастером, помощником начальника цеха завода «Амурсталь», избирался председателем заводского комитета профсоюза. С января 1964 г. был главным инженером в хабаровской организации п/я 32, директором завода. В 1967 г. П. Л. Морозов его избрали председателем Индустриального райисполкома г. Хабаровска, в 1971 г. – председателем горисполкома. Будучи мэром г. Хабаровска (1971–1981), П. Л. Морозов много сделал для развития коммунальной энергетики города, водопроводной сети и канализации, по укреплению материально-технической базы здравоохранения, уделял особое внимание строительству новых корпусов краевой клинической больницы. Огромным делом, к которому Павел Леонтьевич приложил всю свою энергию, недюжинный ум и большую эрудицию, было введение в г. Хабаровске троллейбусного сообщения. Многие объекты, которыми сегодня гордится г. Хабаровск, были построены при его решении и участии: при нём было начато строительство Центрального рынка, краевой клинической больницы, детской комплексной больницы в Индустриальном районе, театра музыкальной комедии, гостиниц «Турист» и «Интурист». Строительство прудов тоже начинала команда П. Л. Морозова. В период своей работы мэром он занимался попечительской работой, являясь председателем попечительского совета детского дома № 4. Им были привлечены средства попечителей (спонсоров) на создание материально-технической базы и улучшение бытовых условий воспитанников. В результате этого детский дом № 4 стал лучшим в Хабаровском крае. Министерство просвещения РСФСР и республиканский комитет профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений наградили Павла Леонтьевича знаком «Отличник народного просвещения РСФСР» за большую помощь по оказанию безвозмездной помощи учреждениям народного образования г. Хабаровска. В 1981–1988 гг. П. Л. Морозов работал в должности заместителя председателя крайисполкома, председателя плановой комиссии. В это же время (1984) он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Совершенствование планирования комплексного экономического и социального развития города». В 1989 г. Павел Леонтьевич стал выполнять обязанности первого заместителя председателя крайисполкома, начальника Главного планово-экономического управления Хабаровского края. Возглавляя планово-экономическую работу в крае, он много внимания уделял вопросам совершенствования хозяйственного механизма и развития экономики края, усиления связи экономической науки с практикой. При его непосредственном участии в крае разработано более 20 целевых и комплексных социально-экономических программ, подготовлены материалы к долговременной государственной программе комплексного развития производительных сил Дальневосточного экономического региона, Бурятской АССР и Читинской области на период до 2000 г. (раздел «Хабаровский край»). Энергичный и требовательный руководитель, обладающий большими организаторскими способностями, П. Л. Морозов был очень инициативен и настойчив в достижении поставленной цели. Регулярно выступал перед руководителями различных служб края и города, перед населением города. Имел много публикаций в научных и периодических изданиях по проблемам социально-экономического характера. Он был опытным педагогом, обладающим высокой квалификацией и глубокими профессиональными знаниями. В 1987 г. был избран на должность и. о. профессора кафедры экономики, организации и планирования промышленного производства Хабаровского института народного хозяйства (ныне Хабаровская академия экономики и права). Им был разработан и читался спецкурс «Проблемы развития и размещения производительных сил Дальневосточного экономического региона». Павел Леонтьевич пользовался большим авторитетом в городе и крае. В свое время он был депутатом городского и краевого Советов народных депутатов, возглавлял работу краевого управления Всесоюзного экономического общества и координационного Совета научно-технического творчества молодежи Хабаровского края. Был членом Госплана РСФСР, экономического совета Хабаровского института народного хозяйства. С конца 1990 г. П. Л. Морозов находился на пенсии, но по-прежнему много трудился. За плодотворную и активную работу Правительство СССР наградило его орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», пятью медалями. За большой вклад в развитие г. Хабаровска он был удостоен заслуженного звания «Почётный гражданин города Хабаровска». Одна из улиц г. Хабаровска названа его именем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *